Эволюция тренировок в марафонском беге: столкновение парадигм и марафон из 2:20
22 ноября 2017, 11:52
0
1 449
Эволюция тренировок в марафонском беге: столкновение парадигм и марафон из 2:20

Лучший способ понять принципы современных тренировок — изучить историю развития тренерской мысли. В очередной статье цикла рассказывается про преодоление в марафоне «мастерского» барьера, о победителе в споре знаний с интуицией, и как помогло бегунам из СССР проживание в санаториях ЦК.

В предыдущей серии «Эволюции» наметилось два глобальных столкновения тренерских подходов, или, как сказал бы ученый муж, парадигм. Эти противостояния окажут решающее влияние на подготовку марафонцев в течение последующих десятилетий.

Первое из них: объемы vs. интенсивность. Эволюция тренировок европейских бегунов шла по пути интенсификации процесса: сначала полностью исчезла ходьба, потом появилось все больше и больше быстрого бега – как правило, в виде интервальной тренировки. Апогеем этого явления стала подготовка Затопека, у которого, кроме отрезков в темпе 2:40-2:55/км (для сравнения, его рекордный темп в беге на 10000 м – 2:53,4/км, в марафоне – 3:23,4/км), был только восстановительный бег между ними и ничего больше.

В противоположность этому американец Кларенс Демар наращивал километраж относительно медленного бега – он стал, вероятно, первым в истории марафонцев, кто стал регулярно пробегать больше 100 миль (>160 км) в неделю. Как результат – семь побед в Бостонском марафоне (на фото).

Второе: интуитивность vs. научность. Яркие представители первого подхода – шведские бегуны 1930-40-х годов, «забывшие секундомер», согласно заветам Гёста Холмера. Истинно же научный подход демонстрировал немецкий тренер Вольдемар Гершлер (на фото), который к своей деятельности привлекал различных специалистов, включая профессора кардиологии, а также ставил масштабные эксперименты на сотнях добровольцах.

В этой статье основное внимание будет уделено «интуитам» и «эрудитам», но сначала еще раз вернемся к Затопеку. Он был чистым стайером, который после выигрыша золотых медалей на 5000 и 10000 м во время Олимпиады в Хельсинки 1952 года решил выйти еще и на старт марафонской дистанции. До этого бегать 42,2 км на соревнованиях ему не доводилось, фаворитом же считался Джим Питерс (на фото финиш Питерса).

Четырьмя годами ранее на Олимпиаде в родном для Питерса Лондоне состоялась первая встреча этих двух бегунов – на 10-километровой дистанции. Затопек выиграл первое олимпийское золото, а Питерс отстал от него более чем на круг и даже решил завязать с бегом. Однако тренер Джимми Джонстон отговорил его, предложив готовиться к марафону. Перед Играми 1952 года Питерс установил феноменальное по тем временам высшее мировое достижение – 2:20:42. Предыдущий рекорд был улучшен почти на пять минут.

В Хельсинки Питерс взял лидерство на себя, Затопек бежал рядом, в историю вошел их диалог. Якобы чешский бегун подначивал британца – мол, не мог бы тот бежать побыстрее? В итоге, у Питерса на 37-м км судорогой свело ногу, и он сошел, а Затопек финишировал с олимпийским рекордом – 2:23:04 (на фото Затопек вырывается вперёд). К счастью, Питерс в этот раз и не думал бросать спорт – как раз в 1952 году он кардинально нарастил тренировочные объемы, и вскоре это дало свои плоды.

В июне 1953 года Джим Питерс стал первым человеком в истории, преодолевшим дистанцию 42 км 195 м быстрее 2 ч 20 мин – 2:18:40. Спустя четыре месяца он улучшил свой рекорд еще на 5 сек, а в 1954 году показал результат 2:17:39.

Его тренер Джимми Джонстон участвовал в написании книги «Современный бег на средние и длинные дистанции» (Modern Middle and Long Distance Running), увидевшей свет в 1957 году, поэтому о подготовке одного из величайших в истории, но незаслуженно забытых широкой публикой марафонцев, специалисты знают довольно много.

Уговорив Питерса продолжить тренировки и готовиться именно к марафону, его тренер разработал многолетний (sic!) план, предусматривающий постепенное наращивание объемов. Если в 1948 году Питерс не бегал за раз больше 10 км, то годом позже продолжительность отдельных пробежек выросла до 14 км и постепенно продолжала расти. К 1951 году – когда Питерс дебютировал в марафоне с результатом 2:29:28 – еженедельный объем вырос до 100 км в неделю, а средний темп увеличился с 3:57/км до 3:45/км. Джонстон не был сторонником модных в то время бесконечных интервалов, кроме того, он считал, что медленный бег бесполезен. «Все тренировки, – писал он, – должны проводится со скоростью близкой к соревновательной».

В 1952 году Питерс стал тренироваться дважды в день: в обед он пробегал 6 миль (чуть меньше 10 км), а вечером – от 8 до 16 миль (~13-25 км). Темп бега значительно возрос – до 3:08-3:17/км. Еженедельный километраж превысил 100 миль. В совокупности это и позволило вывести марафонские результаты на невиданный доселе уровень.

К Олимпиаде 1956 года тренер и ученик рассчитывали еще больше увеличить объемы – за счет третьей тренировки в день, но, к огромному сожалению, на Играх Британской Империи 1954 года в Ванкувере с Питерсом произошла трагедия. Он лидировал в марафоне с огромным отрывом от соперников (более 17 мин от ближайшего преследователя), но на финише из-за жары был уже в состоянии коллапса: 200 м он преодолевал в течение целых 11 мин, после чего его унесли на носилках. Больше на старт соревнований он не выходил никогда.

Олимпийские Игры 1956 года стали триумфальными для Григория Никифорова – пожалуй, самого «ученого» тренера своего времени и уж точно лучшего тренера в беге на длинные дистанции за всю историю нашей страны. Среди его учеников был легендарный Владимир Куц (на фото слева), который как раз в 1956 году на Олимпиаде в Мельбурне победил на дистанциях 5000 и 10000 м, и Петр Болотников (на фото справа). В общей сложности ученики Никифорова выиграли 3 олимпийских золота, 3 золота чемпионатов Европы (чемпионаты мира в те годы еще не проводились) и установили 11 мировых рекордов! На Чемпионате Европы 1958 года подопечные великого советского тренера Сергей Попов и Иван Филин заняли первые два места, причем Попов побил мировой рекорд Питерса, показав 2:15:17.

В 1955 году Никифоров получил ученую степень кандидата педагогических наук. Его диссертация называлась «Методика тренировки в марафонском беге». Вот основные положения этой методики:

  • Годичный цикл подготовки должен разбиваться на несколько этапов: осенний, зимний, весенний, летний. В течение первых двух этапов акцент делается на объемы, в течение двух других – на интенсивность.
  • Особое внимание следует обращать на развитие скоростной выносливости, для чего рекомендуется бег на отрезках по 200-600 м.
  • Для развития общей выносливости применяется длительный бег два раза в неделю.
  • Оптимальное количество стартов в марафоне в течение года – 2-3. Также необходимо участие в 10-11 соревнований на более коротких дистанциях.

Для 1950-х годов подобные взгляды были настоящим прорывом: здесь и ярко выраженная периодизация, и комбинирование средств подготовки, включая интервальную тренировку, длительные непрерывные пробежки и большие объемы. Подход «по Никифорову» стали называть «вариативным». Кстати, известно и его придирчивое отношение к питанию – и тут нельзя не сказать, что он был, видимо, первым тренером, кто тренировал по-настоящему профессиональных бегунов, освобожденных от работы и имеющих всестороннюю поддержку со стороны государства.

Члены сборной СССР ездили на сборы (в частности, популярным в то время местом была Конча-Заспа под Киевом), жили в санаториях ЦК КПСС – то есть имели условия, несоизмеримо лучше, чем их зарубежные коллеги. Это, конечно, давало свои плоды, что не умаляет заслуг Григория Никифорова.

Перед олимпийским марафоном 1960 года чемпион Европы и рекордсмен мира Сергей Попов был безусловным фаворитом, но неожиданно победил никому неизвестный эфиоп Абебе Бикила. Да еще и с новым мировым рекордом – хоть и всего на 0,8 сек лучше достижения советского марафонца. Новый олимпионик поражал всем: первый африканец, первый чернокожий, первый, кто… пробежал босиком.

По поводу последнего есть много спекуляций – особенно со стороны современных производителей обуви для так называемого натурального бега. В частности, компания Vibram в 2010 году выпустила модель Bikila и вообще активно использовала образ великого марафонца в своей рекламе (за что столкнулась с иском со стороны семьи Бикилы). Однако в действительности, по воспоминаниям наставника эфиопской команды Онни Нисканена, африканские бегуны часто тренировались в обуви, а непосредственно перед олимпийским марафоном «Адидас» предоставил африканским спортсменам некоторое количество пар кроссовок, но Бикиле ничего не подошло, а «звали его никак», поэтому замены не предложили, и он побежал босиком вынужденно. На следующей Олимпиаде в Токио Бикила выступал уже в обуви, вновь победил и вновь с мировым рекордом – 2:12:11. Поэтому тот факт, что африканцы могли бегать босиком – не означает, что они этого хотели, и что в этом их преимущество. Отнюдь.

Нисканен, наставник первого в истории двукратного олимпийского чемпиона в марафоне, был шведским офицером, отвечавшим за физическую подготовку Императорской гвардии, а Бикила, собственно, в этой гвардии и служил. В том, что тренером по физподготовке стал именно швед «виноват» исключительно император Хайле Селассие, который относился к Швеции по-особому и приглашал специалистов именно оттуда. На фото Мамо Волде и Онни Нисканен.

По понятным причинам, Нисканен опирался на шведский интуитивный метод с тренировками типа фартлека. Его подопечные, в число которых входил и Мамо Волде, ставший олимпийским чемпионом в марафоне в 1968 году, бегали много – по 20-30 км за раз, зачастую без учета времени. Но при этом в довольно быстром темпе и по холмам. По утверждению Нисканена, Бикила в конце июня 1960 года (олимпийский марафон состоялся 10 сентября), находясь в Сулулте, сначала пробежал 32 км в темпе 3:13/км, а через день – те же 32 км в темпе 3:16/км.

Сулулта с тех пор и по сей день – основное место тренировки эфиопских атлетов. В частности, именно там находится тренировочный лагерь, построенный Хайле Гебресилассие, двукратным олимпийским чемпионом и первым человеком, разменявшим 2:04 в марафоне. Свой стадион в Сулулте построил и Кенениса Бекеле, нынешний рекордсмен мира на дистанциях 5000 и 10000 м, обладатель трех золотых олимпийских наград. Расположена Сулулта на высоте… 2500 м над уровнем моря!

Но во времена Нисканена о влиянии высоты на результаты в видах выносливости не задумывались – как и о наследственности, поэтому триумф Бикилы рассматривали сквозь призму шведской концепции, при том, что современному наблюдателю тренерское превосходство Никифорова совершенно очевидно.

В гипотетическом диалоге Нисканена и Никифорова первому очень бы подошли строки Игоря Северянина, адресованные Валерию Брюсову:

Вы – терпеливый эрудит,
И Ваше свойство – всеанализ.
Я – самоучка-интуит, –
Мне непонятна Ваша зависть!

Впрочем, Петр Болотников (на фото вырывается вперёд) в Риме победил в беге на 10000 м, так что вряд ли его наставник Григорий Исаевич Никифоров мог кому-либо завидовать. Скорее, зависть испытывать нужно по отношению к нему. А лучше, конечно, не завидовать, а изучать его тренерское наследие.


Текст: Александр Головин,
мастер спорта России,
главный тренер Running Expert.


Фото: newenglandhistoricalsociety.com, magazynbieganie.pl, static.tildacdn.com, vancouversun.com, sport-history.ru, spo.1september.ru, ulfniskanen.wordpress.com, РИА Новости. 
← Вернуться назад