Эволюция тренировок в марафонском беге: тихоокеанский рубеж
30 ноября 2017, 18:00
0
2 139
Эволюция тренировок в марафонском беге: тихоокеанский рубеж

Что общего у великого новозеландца Артура Лидьярда и нашего выдающегося соотечественника Григория Никифорова? Кто придумал бегать медленно, чтобы потом бегать очень быстро? Что случилось с первым марафонцем, пробежавшим за 2:08? Все это – в очередном материале из цикла публикаций об эволюции тренировок в самом массовом виде спорта.

В прошлой статье рассказывалось о крушении мастерского, как бы сейчас сказали, барьера. Джим Питерс первым стал бегать марафоны быстрее 2:20, а потом и быстрее 2:18. Для этого ему пришлось тренироваться дважды в день и нарастить объемы до 160 км в неделю. К Олимпийским Играм 1956 года его тренер рассчитывал перейти и вовсе на трехразовые тренировки, но из-за трагедии, случившейся в 1954-м, Питерс завершил карьеру.

В итоге, олимпийским чемпионом в марафоне на Олимпиаде-1956 стал француз Алан Мимун. В книге «Судьба Али Мимуна» (The Destiny of Ali Mimoun) Пэта Бутчера можно прочесть, что Мимун бегал по три раза в день, преодолевая в сумме до 35 км.

Таким образом, следует зафиксировать, что начиная с 1950-х годов, топовые марафонцы уже не бегают меньше 160 км в неделю. Также нормой становятся тренировки два и даже три раза в день.

У нынешних любителей бега есть извращенное представление о том, что подобные тренировки – удел пресловутых профессионалов, которые ничем, кроме бега не занимаются. Это абсолютно не так. Тот же Алан Мимун в 1940 году в возрасте 19 лет оказался в армии, а в 44-м был серьезно ранен в ногу, чудом избежав ампутации. Вернувшись с фронта, он работал официантом, но уже в 1948 году завоевал серебро в беге на 10000 м на Олимпиаде в Лондоне, уступив только Эмилю Затопеку (на фото Мимун слева, Затопек – справа).

Игры 1956 года прошла в Мельбурне, ее звездами стали Мимун, советский стайер Владимир Куц и другие заокеанские – с точки зрения Австралии – бегуны, а вот местные атлеты выступили достаточно скромно. Аллан Лоуренс был третьим на дистанции 10000 м, а Джон Лэнди завоевал бронзу на 1500 м. Но это было самое начало эры доминирования бегунов из Австралии и соседней Новой Зеландии, сравнимой с тотальным превосходством финских (и отчасти шведских) стайеров в период между двумя мировыми войнами.

Первой ласточкой был именно Лэнди. В 1954 году на Играх Британской Империи в Ванкувере (тех самых, после которых Джим Питерс закончил свою карьеру) австралийский бегун стал один из двух героев «Мили столетия», как ее называли в русскоязычных публикациях, или «Чудесной мили» – если дословно переводить английское выражение Miracle Mile. В том забеге Лэнди лидировал, но на финише его обошел британец Роджер Баннистер. В итоге, впервые в истории было зафиксировано преодоление 4-минутного барьера – 3:58,8 у победителя. В Ванкувере по случаю этого, считавшегося в то время невероятным, события воздвигли скульптуру, запечатлевшую, как Лэнди оглядывается через левое плечо, а Баннистер обходит его справа. Характерно, что это оказалось соперничеством не только двух атлетов, но и двух принципиально разных тренерских подходов.

Тренер Баннистера Франц Стампфл родился в Австрии (поэтому у нас его часто на немецкий манер называют Штампфлом), а потом жил в Англии и Австралии. Другой великий ученик Стампфла Ральф Даубелл, олимпийский чемпион 1968 года в беге на 800 метров – был как раз австралийцем.

Стампфл – столь же последовательный сторонник интервальной тренировки и работы на стадионе под контролем секундомера, как и немец Вольдемар Гершлер. В некоторых источниках можно даже встретить утверждение, что именно тренер Баннистера изобрел интервальный метод, что, конечно же, не так – деятельность Гершлера началась на двадцать лет раньше.

Тренером Лэнди был Перси Черутти. Черутти и Стампфл – такие же антиподы, как Гершлер и швед Гёста Холмер.

Самым знаменитым учеником Черутти был Герберт Эллиот, который побил рекорд Баннистера на миле, мировой рекорд на 1500 м, а на Олимпиаде-1960 в Риме завоевал золото на «полторашке». Были у Черутти и марафонцы – например, Дэвид Пауэр (на фото на вершине пьедестала) выиграл марафон на Играх Британской Империи в 1958 году; в Риме он завоевал бронзу в беге на 10000 м.

Система Черутти была крайне необычной. Сам он называл ее «стотан» – от слов «стоик» и «спартанец». Более того, к тренировкам элитных бегунов он пришел, пытаясь решить проблемы со своим собственным здоровьем.

В 1939 году в возрасте 43 лет Черутти (на фото) пережил нервный срыв, после чего стал экспериментировать с питанием, а также много тренироваться в беге. Спустя семь лет в местечке Портси он создал беговой лагерь. Именно в этом лагере впоследствии выросли многие выдающиеся бегуны своего времени.

Основные положения системы Черутти следующие:

  • Воспитывать нужно не только тело, но и дух. Во многом поэтому даже средневики у Черутти бегали очень много, пробегая во время длительных тренировок до 40 км;
  • Питаться нужно «естественно». В понимании Черутти это означало, что почти всю пищу, за исключением мяса и рыбы, следует принимать в сыром виде.
  • Бегать нужно тоже «естественно», а для этого изучать движения животных. Тут нельзя не отменить, что техника бега Эллиота, лучшего «выпускника» лагеря Портси, никаких ассоциаций с животными не вызывает – он бегал в своеобразной силовой манере с довольном скованными движениями рук и заметным раскачиванием туловища в стороны.

Вероятно, это связано с тем, что Черутти, если и не был пионером в использовании штанги при подготовке бегунов, то в любом случае был страстным поклонником упражнений с отягощениями. Его бегуны занимались со штангой три раза в неделю (на фото Герберт Эллиот поднимает штангу), используя не только приседы и становую тягу, но и такие сугубо «качковские» упражнения, как подъем штанги на бицепс. Более того, использовались весьма значительные веса, а количество повторений в одном подходе не превышало пяти. Современные бодибилдеры сказали бы, что это – «работа на массу».

С момента римского триумфа Эллиота прошло почти 60 лет. Многие тренеры с той поры оставили свой яркий след в истории бега на средние и длинные дистанции. Кто-то применял штангу, кто-то был ярым противником, но никто кроме Черутти не пытался тренировать бегунов по методикам «качков». Большие объемы бега, конечно, «высушивали» его подопечных, но одновременное развитие противоречивых качеств не выглядит логичным. Впрочем, возможно, воспитание «идеальных атлетов» для Черутти было не менее важным, чем олимпийские награды.

В завершение разговора о системе эксцентричного австралийского тренера следует отметить еще одну особенность тренировки в Портси: частое использование спринта в короткий крутой подъем, а также бега по песчаным дюнам. Подобные разновидности бега в усложненных условиях и сегодня занимают прочное место в арсенале многих тренеров.

В Риме, где Эллиоту не оказалось равных на дистанции 1500 м, дистанции 800 и 5000 м выиграли новозеландцы Питер Снелл и Мюррей Халберг соответственно. А их товарищ по команде Барри Мэгги был третьим в марафоне. Все одни оказались воспитанниками Артура Лидьярда (на фото слева направо: Артур Лидтярд, Мюрей Халберг и Питер Снелл). Взошла звезда, вероятно, самого влиятельного тренера по бегу в истории. В том смысле, что взгляды Лидьярда оказали решающее влияние на целые поколения тренеров и спортсменов.

Вскоре после Рима он написал программную статью «Метод тренировки бегунов на средние и длинные дистанции», вошедшую в сборник Фреда Уилта «Бег, бег, бег». Приводим выдержки из этой статьи, которые можно назвать «Правила бега Артура Лидьярда».

Ключ к успеху лежит в развитии тщательно составленного и детализированного плана тренировки, цель которого – подвести бегуна к определенному дню.

Приступая к занятиям вскоре после окончания предшествующего сезона, бегун начинает с марафонской тренировки, которая длится приблизительно четыре месяца; затем бегун входит в одномесячный период переходной тренировки, после чего следуют три месяца специализированной работы, которая приводит бегуна на старт «соревнования года».

Большинство хороших бегунов на средние дистанции могут бегать 440 ярдов в пределах 50-52 сек. Поскольку, чтобы пробежать 880 ярдов за 1:50, требуется просто пробежать два раза по 440 ярдов по 55 сек каждые, представляется вывод, что главной заботой должно быть не развитие скорости, а развитие специальной выносливости.

Примерная марафонская тренировка (четыре месяца как для бегунов на средние, так и для бегунов на длинные дистанции) может быть такой:

  • Понедельник: 10 миль по холмам и по шоссе или кросс в ½ силы;
  • Вторник: 15 миль в ¼ силы по холмам и шоссе;
  • Среда: фартлек 12 миль;
  • Четверг: 18 миль в ¼ силы;
  • Пятница: 10 миль по шоссе в ¾ силы;
  • Суббота: 20 миль в ¼ силы;
  • Воскресенье: 15 миль в ¼ силы.

Марафонская программа тренировки является фундаментом успеха, и вся последующая подготовка без нее была бы бессмысленной.

Тренировка с тяжестями бессмысленна. Бегуну нужны мышцы оленя, а не льва. Мюррей Халберг, например, никогда не поднимал штанги.

Надо отметить, что читателю непонятно, что подразумевается под понятиями «одна четверть силы» и т.п. С другой стороны, известно, что, например, бегуны Лидьярда длительные тренировки бегали в темпе от 4 мин до 3:20/км. Кстати, сам Лидьярд в поздние годы даже возмущался, что, дескать, ему приписывают использование большого объема медленного бега. «Это был другой парень, который придумал долгие медленные пробежки», – говорил он.

«Другой парень» – немецкий врач Эрнст ван Аакен (на фото справа). Он использовал медленный бег для реабилитации своих пациентов. В частности, один из них, перенесший два инфаркта, еще в 1950 году пробежал дистанцию 42.2 км, считавшуюся в те годы настолько тяжелой, что, например, на старт марафонов не допускались женщины. Ни больные, ни здоровые – никакие.

Видя пользу от медленного бега для сердечно-сосудистой системы, ван Аакен активно пропагандировал его использование в среде соревнующихся бегунов, и определенный эффект был. Так, например, его ученик Харальд Норпот (на фото справа), завоевал серебро в беге на 5000 м во время Олимпийских Игр 1964 года. Но мейнстримом медленные пробежки в спорте высших достижений так и не стали.

Если вернуться ко взглядам Лидьярда, то обращает на себя внимание схожесть многих черт с подходом Григория Никифорова, о котором рассказывалось в предыдущей публикации.

Во-первых, это ярко выраженная периодизация. Во-вторых, в обоих случаях имело место создание «базы» в зимний период. Бегуны в это время бегают много, превалирует непрерывный метод. С приближением соревновательного сезона объемы снижаются, интенсивность возрастает, основными становится интервальный и повторный методы. Оба тренера стремятся планировать подготовку так, чтобы спортсмены подходили к главному старту на пике формы.

Советский тренер добился успеха раньше новозеландца, а с учетом закрытости СССР ни о каком заимствовании не могло быть и речи. Очевидно, что разными путями на разных концах планеты лучшие тренеры пришли к похожим и наиболее прогрессивным для того времени подходам.

Вероятно, Лидьярд действительно был лучшим тренером того периода. Только вот лучший стайер 60-х – австралиец Рон Кларк (на фото) – тренера не имел вовсе. И это не помешало ему установить 19 мировых рекордов на дистанциях от 5000 м до часового бега, причем 11 из них – в 1965 году. Его лучший результат на 5000 м – 13:16,6, на 10000 м – 27:39,4. Марафоны Кларк тоже бегал – его личный рекорд 2:20:27.

В юности он некоторое время тренировался у Перси Черутти, но большую часть своей карьеры тренировался самостоятельно. В сети легко найти автобиографию Кларка «Неуловимые мгновения». Основные моменты его подготовки следующие (для резюме использовались также публикации Фреда Уилта):

  • Кларк, наряду со шведами 1940-х, эфиопами 1960-х и учениками Черутти, не любил бегать на стадионе и редко использовал секундомер. Он также не вел тренировочный дневник. «Самоучка-интуит».
  • Его подготовка от недели к неделе и от месяца к месяцу была достаточно однообразной, ярко выраженной подводки к главному старту, как в системах Никифорова и Лидьярда у него не было. Зато он выступал круглогодично, соревнуясь иногда по два раза в неделю.
  • В преддверии стартов на длинные дистанции – основных для Кларка – он обязательно участвовал в соревнованиях на 800-1500 м или милю.
  • Подобно всем бегунам «интуитивного» направления он много бегал по сильно пересеченной местности.
  • На пике карьеры он тренировался трижды в день, главное занятие – вечером.
  • Основным был непрерывный метод, Кларк по большей части бегал в очень быстром темпе – до 3:08/км во время пробежек на 16-24 км.
  • Редко, но все же он использовал интервальные тренировки на отрезках 200-400 м.

Рубеж 2:20 в марафоне был преодолен в 1953 году. Для этого Джиму Питерсу пришлось бегать по 160 км. Для того чтобы «выбежать» из 2:10 Дереку Клейтону (на фото) потребовалось тренироваться ровно вдвое больше – по 320 км еженедельно. Благодаря этим колоссальным для тех времен объемам, он в 1967 году выиграл Фукуокский марафон с ошеломительным результатом – 2:09:36. Спустя два года в Антверпене он финишировал с еще более феноменальным временем – 2:08:34.

Клейтон – еще один великий австралиец. Его мировой рекорд в марафоне продержался 12 лет и был улучшен… другим австралийцем Робертом Де Кастеллой (на фото) всего на 16 секунд.

Спустя годы Клейтон вспоминал о выступлении в Антверпене так: «Я сокрушил 2:09. Я позабыл про свое измождение. Спустя пару часов агония от рекордного бега заявит о себе. Восторг будет вытеснен страхом. Я буду мочиться кровью и блевать черной слизью. Та гонка опустошила меня настолько, что потребовалось полгода для восстановления. Но в момент, когда я оказался на финишной черте, я испытывал только восторг!» Читая эти строки, трудно не вспомнить легендарную фразу Затопека «Сегодня мы немного умрем».

Тренировка Клейтона (на фото слева) как две капли воды похожа на подготовку Рона Кларка: много быстрого (sic!) бега в непрерывном темпе по пересеченной местности, никакого секундомера (самочувствие – главный критерий нагрузки) и никакой периодизации. Но, как уже было сказано, Клейтон не только первым пробежал быстрее 2:10, но и первым стал бегать больше 200 миль, или 320 км в неделю. Даже Кларк считал Клейтона настоящим маньяком.

Увы, и Кларк, и Клейтон провалились на Олимпиаде 1968 года, которая состоялась в высокогорном Мехико. Там доминировали совсем другие бегуны. На дистанциях 1500 и 10000 м первенствовали кенийцы, а марафон выиграл Мамо Волде (на вершине пьедестала) – многолетний партнер Абебе Бикилы по команде. Сам Бикила сошел из-за травмы.

Поражения признанных лидеров в условиях высокогорья побудило изучать влияние гипоксии на результаты в видах выносливости. В спорт начала проникать серьезная наука, но это уже совсем другая история. Точнее, следующая.


Текст: Александр Головин,
мастер спорта России,
главный тренер Running Expert.


Фото: home.nordnet.fr, info.wikireading.ru, russianrunner.ru, heraldsun.com.au, tri-bor.com, runnerstribe.com, active.com, racingpast.ca, laufreport.de, img2.ntv.ru, img.dni.ru, ststephenharriers.files.wordpress.com, cdn.newsapi.com.au, juanjosemartinez.com.mx
← Вернуться назад