Евгения Румянцева: «Моя жизнь похожа на гонку за новизной»
24 августа 2018, 08:50
0
769
Евгения Румянцева: «Моя жизнь похожа на гонку за новизной»

Восемь лет назад она впервые встала на беговую дорожку. Сегодня у неё за плечами — 20 марафонов и 24 ультрамарафона. В мае 2018 года она первой среди наших соотечественниц преодолела знаменитый Ультрабалатон — 221 километр вокруг озера Балатон, за один раз и без длительных остановок. Наш собеседник — одна из самых известных в России спортсменок-ультратрейлраннеров Евгения Румянцева. О том, как бег изменил её характер и образ жизни, она поведала в интервью для RussiaRunning.

Судя по вашим рассказам, вы — человек эмоциональный, тонко чувствующий природу. Между тем, для марафонца предпочтительно уметь сосредотачиваться на дистанции, гасить эмоции, ни на что больше не отвлекаться. Ваша наблюдательность помогает вам преодолевать трассу или скорее мешает? Приходилось ли вам в ходе забега «наступать на горло собственной песне»?

Приходилось и не раз. В 2015 году на Туре Гигантов в Италии я только на четвёртый день гонки огляделась по сторонам, обернулась назад, чтобы понять, где я нахожусь, какие красивые места вокруг меня. А до этого смотрела себе под ноги и на спины впереди бегущих участников, стараясь не споткнуться, не упасть.

Когда я годом позже в одиночку бежала Путь Сантьяго, 775 километров по Франции и Испании за 16 дней, бывали моменты, когда хотелось остановиться, прогуляться в какой-то местности, пройтись по городу, осмотреть его достопримечательности. Я этого не делала, гнала себя вперёд и вперёд, стараясь придерживаться графика. А сейчас об этом жалею.

В вашей спортивной биографии было немало травм — как с точки зрения физиологии, так и психологии. Что помогает вам выстоять, преодолеть стресс?

Дисциплина, контроль ситуации, сильное желание добежать до конца маршрута. Конечно, иногда приходится терпеть боль, страдание, усталость, но мысль о том, что, когда доберёшься до финиша, всё закончится и ты сможешь делать то, что захочешь, является мощным стимулирующим фактором.

Что для вас важнее — процесс или результат?

Думаю, если я займусь серьёзно работой со скоростью, наверное, у меня получится бегать марафоны всё быстрее и быстрее. Но сейчас мне больше интересен процесс. Это точка зрения, которая отличается от мнения большинства. Она противоречит взглядам моего тренера, от которого я в итоге ушла. Я считаю, главное — получать удовольствие от процесса, а не вопреки всему — здоровью, травматизму — преодолевать себя ради каких-то сомнительных рекордов и, может быть, тщеславия.

Да, я могу преодолевать большие дистанции. Да, я сделала то, что далеко не каждый может сделать. Это большая удача, это счастье, я этим горжусь. Конечно, публично я говорю, что это может сделать каждый, если захочет, но на самом-то деле это далеко не так.

Изменился ли ваш характер с тех пор, как вы начали регулярно заниматься бегом?

Изменился, и я считаю, что в лучшую сторону. Я была очень вспыльчивой, легко заводилась от любого обидного слова. Сейчас меня сложно вывести из равновесия. Конечно, это отражается на отношениях с родными и близкими. Например, с мамой. Она у меня тоже очень вспыльчивый человек. Если раньше мы с ней, как две спички, одновременно загорались, и дело заканчивалось конфликтом, то сейчас я своим спокойствием и невозмутимостью могу её погасить. Стало комфортней и с ней, и с окружающими.

Вы были шоссейным бегуном, но вскоре перешли на трейлы. Смена дистанции  — это гонка за новыми маршрутами, впечатлениями, испытаниями. А есть ли в вашей жизни место рутине?

Моя жизнь и вправду похожа на гонку за новизной. Сейчас в ней наступил странный период. Я травмировала стопу и вот уже два месяца не могу полноценно заниматься бегом. Пришлось прервать подготовку к триатлону, начатую ещё в начале года. Можно сказать, я застоялась.

Что касается рутины, то она, как и у всех людей, присутствует в моей жизни. Я каждый день сажусь к компьютеру и что-то пишу, журналистика — мой хлеб. К счастью, это занятие даёт мне не только средства к существованию, но и радость творчества. Лекарством от рутины для меня являются не только бег, но и ходьба — скандинавская либо в горах, плавание, велосипед. Ну и, конечно, общение с друзьями, книги, кино. В общем, то, что у всех.

Иногда вы спонтанно принимаете решение об участии в той или иной экстремальной гонке. Например, после просмотра фильма. Это импульсивность или доверие собственной интуиции? Часто ли она вас подводит?

Вы имеете в виду фильм «Тренер», после просмотра которого этой весной я вопреки сомнениям отправилась на Ультрабалатон. Но надо понимать, первое, что я к этой гонке готовилась и, второе, я её не смогла закончить двумя годами раньше. И уже тогда, в 2016-м, знала, что вернусь.

Я специально зимой отправилась во Вьетнам и бегала там по жаре, зная, что меня ждёт Ультрабалатон, где будет весь день светить солнце. Начиная с марта стали возникать причины, которые заставили меня задуматься: а стоит ли лететь в Венгрию, когда у меня то одно, то другое, то третье происходит. Но я продолжала тренироваться вопреки обстоятельствам! Поскольку понимала: в будущем году может что-то другое случиться.

Подготовка к ультрамарафону — сложная вещь. Всегда будет ощущение, что ты недотренировался, недобегал. Как можно идеально подготовиться к забегу на 220 километров? Пробежать эти самые километры? Я не бегала, но решила, что моей подготовки достаточно. И не ошиблась. Да, пожалуй, это было во многом интуитивное решение. Я доверяю интуиции, и она меня не подводит.

Чем длиннее тем лучше, тем меньше конкурентов — это ваши слова. Вы стали единственной россиянкой, преодолевшей Ультрабалатон. Вам нравится чувствовать себя единственной? Вы — индивидуалист по жизни или только в спорте ощущаете одиночество комфортным?

Да, мне нравится чувствовать себя единственной. Не вижу в этом ничего плохого. Почему нет, если это так? Я действительно люблю одиночество и предпочитаю его любой компании, в которой я чувствую себя некомфортно. Конечно, у меня есть друзья, я — за любое общение, которое доставляет удовольствие и помогает хорошо проводить время.

Статистика даёт нам интересную закономерность. Чем длинней дистанция, которую преодолевают бегуны, тем больше среди них вегетарианцев. Есть ли у вас объяснение этой закономерности?

Отказ от животной пищи даёт лёгкость. Мясо переваривается в течение восьми часов, орехи — в течение четырёх, овощи и фрукты — в течение двух. Ты не тратишь энергию на переваривание, а можешь использовать её для бега. Неудивительно, что по мере увеличения дистанции среди бегунов оказывается всё больше вегетарианцев.

Своими результатами вы иллюстрируете мысль о том, что марафонец вполне может обойтись без мяса. А насколько с вами солидарна медицина?

Когда меня знакомят с каким-нибудь её представителем, он, узнав, что я не ем мяса, обычно пытается наставить меня на путь истинный. Но я стараюсь аккуратненько уйти от этих разговоров. Потому что мой опыт — это только мой опыт. Я его никому не навязываю и не хочу, чтобы мне что-то навязывали.

Я чувствую себя комфортно, двадцать лет оставаясь вегетарианкой. Мне хорошо. У меня нет хронических заболеваний. Я болею реже, чем среднестатистический россиянин. Думаю, что я всё делаю правильно. По крайней мере, для себя.

Кажется, все свои решения вы принимаете, прислушиваясь к себе. У вас есть объяснение тому, что произошло в вашей жизни за те восемь лет, которые вы занимаетесь бегом?

В разных точках жизненного пути я задавала себе вопрос: как я здесь оказалась? Совершенно точно могу сказать: бег не только изменил мой характер, но и отразился на том, чем я сейчас занимаюсь.

Являясь профессиональным журналистом, работая на протяжении семи лет в редакции крупного информационно-аналитического портала, возглавляя его отдел новостей, я в один прекрасный день приняла решение уволиться. Сама, по доброй воле, в разгар очередного жизненного кризиса. Просто потому, что поняла: я занимаюсь не тем, чем хочу, не тем, что приносит пользу окружающим, не тем, в чём я себя способна полноценно реализовать. Ушла в никуда, на вольные хлеба. И до сих пор не привязана ни к месту, ни ко времени работы. В прошлом году была попытка вернуться в офис. В итоге я окончательно утвердилась во мнении, что это не моё.

В настоящее время я занимаюсь журналистикой как фрилансер. Кроме того, у меня есть свой небольшой брэнд по производству женской беговой одежды. Меня часто можно увидеть на спортивных выставках. С этого года я совместно с компанией «Hola Tour» занимаюсь организацией трекинг-туров в Испанию. Я сама прошла все маршруты, прежде чем водить по ним людей. В следующем году к этому добавятся беговые туры.

Так сегодня выглядит моя жизнь. Всё это однозначно произошло под влиянием бега, который трансформировал меня как личность.

фото из личного архива Евгении Румянцевой
← Вернуться назад