Выжить в Долине Смерти. Badwater глазами Сергея Ионова
3 августа 2018, 08:50
0
1 257
Выжить в Долине Смерти. Badwater глазами Сергея Ионова

Думаете, американская Долина Смерти получила свое название просто так, ради красного словца? Это абсолютно непригодное для нормальной жизни место. В этих краях температура воздуха превышает 50 градусов, растрескавшаяся под ногами земля напоминает постапокалиптическое будущее из «Безумного Макса», а единственными компаньонами являются ящерицы, насекомые и улитки. Именно здесь на старт непрерывной гонки Badwater 135 длиной в 217 км вышли 99 участников, одним из которых был россиянин Сергей Ионов. Он финишировал 13-м с результатом 32 часа и 24 минуты. Мы не могли пройти мимо такого события и расспросили Сергея обо всём. От начала и до конца.

Пожалуй, это один из немногих забегов, где ломаются даже самые опытные ультрамарафонцы

Вы уже участвовали в тяжелых супермарафонах, Jungle Marathon и Marathon des sables — яркие тому подтверждения. Как пришла идея отправиться покорять Badwater? Что, на Ваш взгляд, отличает эту гонку от других ультрамарафонов?

Первым моим ультрамарафоном был Jungle Marathon, он оставил невероятные впечатления в моей памяти. Но там в большей степени опасность и сложность связаны с природой: дикие животные, ночёвка в гамаке, также нужно было нести с собой тяжелый рюкзак. В случае с Badwater всё намного «проще», но вся сложность связана с мощнейшей физической нагрузкой на организм. Сложно представить, как в таких условиях будут реагировать различные органы, нужно всё очень хорошо планировать и следить за реакцией по ходу гонки. Пожалуй, это один из немногих забегов, где ломаются даже самые опытные ультрамарафонцы. В этом и была основная привлекательность — проверить предел своих сил. В этом году, например, сошли с дистанции Pete Kostelnick и Marshall Ulrich, оба неоднократно выигрывали эту гонку в прошлом.

Чтобы пробежать без остановки 217 км по жаркой Долине Смерти, нужна команда. Вашим пейсером был Джонатан Андерсон, который уже брал Badwater 6 раз. Расскажите, как удалось на него выйти?

Организаторы создали группу в Facebook, в которой участники текущего и предыдущих годов могут общаться друг с другом. В неё поступает большое количество предложений выступить в качестве поддержки от тех, кто либо рассматривают участие в ближайшие годы, но пока не готовы, либо не получили приглашение участвовать в этом году вообще. Вокруг Badwater существует целое сообщество, и люди с большим удовольствием помогают друг другу. Кроме этого, организаторы при отборе дают преимущество тем, кто участвовал в support crew. В этом году, например, подали 2000 заявок, а мест всего 100. В общем, так мы и нашлись!

Расскажите о подготовке к этому испытанию. Как акклиматизироваться в жарких условиях пустынной Америки?

Я очень много времени посвятил подготовке к жаре. Каждый день по плану после бега сидел в сауне, начиная от 15 минут, постепенно увеличивая до 45 минут за раз при температуре 80 градусов. Также по два раза подряд ходил на горячую йогу. Помимо этого, делал обычные беговые тренировки. Каждый день бегал в офис и домой примерно 20 км. Два раза в неделю 10 км по беговой дорожке с темпом 4 мин/км, длинный забег и тренировка на холмах по выходным. Получалось примерно 150 км в неделю.

Впереди 217 км беспрерывного бега. Ваши первые мысли после стартового выстрела?

На старте очень много адреналина, первые километры даются достаточно легко. Я начал бежать в группе лидеров, темп был достаточно комфортный. Пожалуй, очень сильное впечатление сразу произвела температура, даже ночью жара была около 40 градусов! Когда бежишь с хорошей скоростью, тот небольшой ветерок, который формируется за счёт движения, обдувает очень горячим воздухом.

 

Самые яркие впечатления остаются от бега во время восхода солнца — все краски вокруг ощущаются совершенно иначе от обычного восприятия!

Расскажите о Вашей тактике? Что-то смогло застать Вас врасплох?

Тактика на первую часть гонки состояла в том, чтобы начать в хорошем темпе, а к утру достичь первого подъёма до начала сильной жары. Далее смотреть по ходу гонки. В целом, всё шло по плану, но уже на подъёме температура начала подниматься очень быстро! После того, как я добрался до первой вершины (а это около 1500 метров подъёма), стало очень тяжело и жарко. Во второй части уже не получилось поддерживать изначально спланированный темп, поэтому пришлось вносить корректировки по ходу продвижения вперёд уже с основной задачей — просто добраться до финишной линии.

Как сохранить настрой? Как не устать эмоционально за 32 часа?

Мне всегда помогает в голове принцип, когда я разбиваю дистанцию на маленькие участки и думаю о достижении следующей условной точки. Я не думаю о том, сколько всего осталось до конца. На BadWater в этом плане есть небольшая проблема, поскольку во второй части гонки, после живописного подъёма Father Crowley, находится очень длинный участок без особых отличительных признаков. Около 40 миль приходится бежать по достаточно монотонному пейзажу без существенных населённых пунктов. Возможно, это был наиболее сложный с эмоциональной стороны участок, там мне очень помогли Джонатан и моя жена, которые по очереди меня пейсили.

А теперь об энергии физической. Расскажите о питании на трассе?

Перед стартом я очень сильно переживал на эту тему, потому что сложно предугадать свою пищевые вкусы в таких условиях. Мы старались взять разнообразную еду, но по опыту оказалось, что проще всего было есть фрукты (яблоки и бананы) и суп. Всё, что тяжело жевать, а также сладкое втолкнуть в себя было вообще очень сложно. У нас в машине были контейнеры со льдом, чтобы можно было пить холодную воду. Тяжело было даже пить энергетические напитки, поэтому я принимал солевые таблетки и пил обычную воду.

Удалось ли во время бега рассмотреть красоты Долины Смерти?

Это очень необычное место, тут очень красивые пейзажи. Самые яркие впечатления остаются от бега во время восхода солнца — все краски вокруг ощущаются совершенно иначе от обычного восприятия! В это время начинался ещё и сильный подъем вверх с красивейшими видами на песочные дюны, пустыню и горы. Цвета гор тоже очень интересные, есть с желтыми и оранжевыми оттенками, а есть какие-то космические розовые холмы. В самом конце гонки мы поднимались на гору Witney. Это самая высокая гора в США (если исключить не прилегающие Аляску и Гавайи). Оттуда тоже открываются невероятные виды. В том регионе ещё было снято очень много голливудских вестернов, поэтому какие-то места даже кажутся знакомыми с картинок из детства.

Финишный створ. Насколько сильно сказывалась усталость на последних километрах? Что, кроме физики, помогало делать последние, но очень важные шаги к цели?

Да, последние километров 80 шли очень тяжело, мышцы уже были забиты, появилось много мозолей и натёртостей. Думал о том, как много я вложил в тренировки, о поддержке друзей и семьи, а также о моей благотворительной кампании по сбору средств на операцию Сергея Герасимова. Я стараюсь привязывать свои самые крупные забеги к благотворительным сборам, я уже несколько раз помогал фонду «Подари жизнь», точнее, их британскому филиалу Gift of life. В этот раз сбор был направлен на помощь мальчику из Самары, которому необходима дорогостоящая операция по программе лечения лейкемии. Пока удалось собрать примерно 60% той задачи, которую я поставил, надеюсь время ещё есть и её получиться достигнуть. Когда обо всём этом думаешь, то понимаешь — обратного пути просто нет!

Я открыл новый лимит своих физических возможностей и ещё раз убедился, что не бывает недостижимых целей

Как Вы оцениваете своё выступление? Что получилось, а что нет?

Наверно, не получилось показать того времени, которое я планировал (до 30 часов). Но во всём остальном, я считаю, это был очень полезный жизненный опыт. Я открыл новый лимит своих физических возможностей и ещё раз убедился, что не бывает недостижимых целей. Из-за более длительного времени гонки получилось так, что я бежал две полные ночи, хотя планировал финишировать в середине второй. Два дня бессонницы в тех условиях очень сильно изматывают, под конец я часто ловил себя на мысли, что не могу ровно двигаться вперёд.

Как восстановиться после 217 км по Долине Смерти?

После такого длинного забега первая стадия восстановления для меня обычно длится 1-2 дня. В это время мышцы продолжать немного болеть, мешая полноценно спать. Тут я стараюсь максимально избегать физической нагрузки, восстанавливаю потерянные калории. После этого ещё несколько дней я стараюсь не бегать, но уже очень много ходить. Обычно через 5-7 дней я перехожу к тренировкам. Конечно, по мере накопления опыта восстановление проходит всё быстрее и менее болезненно. Например, сейчас бывает, что после гонки на 100 миль я начинаю тренироваться на следующий день.

Как Ваша семья относится к такого рода испытаниям и рискам для жизни?

Они очень сильно меня в этом поддерживают и смотрят на это, как на моё самоиспытание, а не как на что-то опасное для жизни. И, конечно, как на возможность просто посмотреть новые интересные места! Организаторы такого рода гонок очень большое внимание уделяют именно вопросу безопасности. При наличии большого количества тренировок мы доводим эти риски до минимума. Каждый год в различных забегах принимают участие миллионы человек, и количество серьезных случаев достаточно маленькое. Конечно, нельзя сказать, что опасность полностью исключена, но есть гораздо более опасные виды спорта и занятия.

Говорят, что, если взять один супермарафон, потом уже тяжело остановиться. Расскажите, какие новые тяжелые забеги у Вас на карандаше?

На этот год я думаю больше серьёзных ультрамарафонов не будет. Из планов есть полумарафон, подготовке к которому я планирую посвятить два с половиной месяца, улучшить качество бега. Потом в декабре пробегу ночной ультрамарафон SainteLyon 81км на юге Франции, он — один из первых в Европе, проводится с 1951 года. На следующий год вариантов пока очень много, но я думаю, что определюсь более точно через пару месяцев. Вероятнее всего, это будут два забега — Grand Union Canal Race (145-мильная гонка, считается самой длинной в Великобритании)  и Spartathlon в Греции.

В конце интервью Сергей рассказал, что именно во время бега изучить ту или иную местность получается лучше всего. Помогать другим, привлекая внимание общественности к различным проблемам через преодоление самого себя — вот главный мотиватор его подвигов (и нет, мы не боимся этого слова!). А в конце добавил: «Лет пять назад я бы даже не поверил, что многие из тех вещей, которые я смог сделать, возможны!».

Фото предоставлено Евгенией Ионовой, finbuzz.ru
← Вернуться назад