Антон Уйк о ХХХ марафоне "Белые Ночи", конкурентах, отстранении ВФЛА и нелегалах

Across the runiverse

Фото: СПбФЛА

Константин Кан
Константин Кан

Все публикации автора

Уже в это воскресенье стартует один из главных забегов страны — марафон «Белые Ночи». 30 июня он отметит свой 30-й день рождения. В преддверии события я встретился генеральным менеджером марафона Антоном Уйком. Поговорили о юбилее, конкуренции с москвичами на питерском рынке, стоимости «бронзового» лейбла, «зайцах» и планах на будущее.

— Антон, до марафона осталось всего 10 дней. Как у вас дела?
— Наверное, не десять — марафон уже начался: вчера было три совещания, 26 июня будет пресс-конференция, 27 начинается застройка экспо, которая  плавно перетечёт в саму выставку.

— Как дела со сном?
— Пока всё нормально. Правда, вчера приснилось, что медалей не хватило, и была какая-то проблема с логистикой. Буквально на днях коллеги из Москвы проводили мероприятие, и им медали привезли на следующий день после забега. Неприятная ситуация, надеюсь, с нами такого не случится. Я знаю, что наши медали уже выехали, и ожидаю их через пару дней. 

— Когда проснулись сразу пошли их отслеживать по трекеру?
— Практически.


Фото: wnmarathon.ru

– Зимой вы говорили, что слоты на марафон разлетаются быстрее, чем в прошлом году. Будет рекорд по количеству участников?
– Онлайн рекорд уже побит. В прошлом году у нас финишировало чуть меньше трёх тысяч участников на марафоне.

— 2831…
— У меня немного другая статистика. Есть такие любители бегать без регистрации. Я стоял на финише в прошлом году, и финиширующих без номеров людей было какое-то астрономическое количество. Многие просили медали: «Ну я же бежал!» Нам не жалко медалей, мы их делали с запасом. Но дело в том, что кто-то регистрировался, платил деньги, а тут такие "зайцы". В прошлом году суммарно финишировало три тысячи участников. В этом году по моей оценке финиширует четыре.

— А почему вы даёте медали «зайцам»?
— Это, скорее, было исключение из правил.

— В этом году скажете волонтёрам, чтобы они не давали медали людям без номеров?
— У них есть чёткие инструкции. Не давать медали никому кроме людей с номерами. Ни мне, ни прессе, ни друзьям — только людям с номерами. Бывают люди, которые приходят на финиш и говорят, что они не добежали, но тогда мы начинаем разбираться. Бывают исключения из правил: бежал человек 30 км, потом сошёл. Думаю в таком случае он тоже заслужил памятную медаль.

— Когда в этом году вы достигли лимита участников?
— В начале июня. Официально мы должны были закрыться 31 мая, но там оставалось немного слотов на марафон, и мы продлили регистрацию. После этого ещё было много писем и звонков, конечно.

— В прошлом году у вас на марафоне с зайцами финишировало 3000 участников, а на десятке только официально больше 5300. Что надо сделать, что больше участников бежало марафон, а не десятку?
— Давайте отменим десятку! А если серьёзно, то в России просто нет такого количества марафонцев (как тех, кто бегает десятки). Особенно если сравнивать с западными странами. Вот в Германии, например, 140 000 немцев хотя бы раз в год бегут марафон. У нас — примерно 8000. И не все из них могут приехать в Санкт-Петербург.

Ещё один не самый хороший фактор — это сезонность. Многие люди бегают марафон весной и осенью. Мало кто бегает марафон летом. Я давно рекламирую наш марафон на экспо различных зарубежных стартов. Люди подходят, спрашивают, какие даты. Когда слышат, что в июне, сразу говорят: «Ууу, нет, жарко-жарко-жарко!»

— А чем привлечь людей на марафон, который проходит в середине лета?
— Организацией, красотой города. Белыми ночами, мостами, Эрмитажем.


Фото: vk.com, Международный Марафон "Белые Ночи"

— То есть «Белые Ночи» — это, в первую очередь, туристический марафон?
— Ну не туристический, но это история про город. Думаю, что среди прочих равных составляющих, выбор туриста должен пасть на Санкт-Петербург.

— Что для вас значит число 30? Далеко не все отечественные старты доживают до такого возраста. Как по мне, так это весьма впечатляющее число.— Знаете, у нас есть пробег «Пушкин — Санкт-Петербург». Если я не ошибаюсь, то осенью он будет проводиться в 94 раз. Я, конечно, его не проводил 94 раза, но статистика такая. Марафон «Дорога Жизни» проводился в 50-ый раз.

Нам важно, чтобы тридцатый марафон «Белые Ночи» состоялся, а потом состоялся тридцать первый и так далее.

— Самый тяжёлый день в жизни марафона? Вот в прошлом году вы рассказывали про потерявшуюся группу финов, это был ваш кошмар. А вот у самого марафона были трудности когда-то? Финансирование или что-то такое?
— Такие сложности бывают всегда, но их не особо хочется афишировать. Вот в 2016 году за два месяца до старта нам перенесли даты марафона из-за «Алых парусов». Для офиса это был просто кошмар. У иностранных участников горели билеты, гостиницы и визы, телефон просто разрывался.

Напрмиер, к нам на старт должны были приехать партнёры из Италии. У них уже всё было запланировано под определённые даты, и поменять что-то не было возможности. И они приехали за неделю до марафона. Мы их встречали, гуляли с ними. А марафон они так и не увидели.

А ещё погода внесла коррективы. На финише было +34 градуса. Мы пытались сделать всё, что от нас зависело, но это было очень тяжело. У нас было более 100 госпитализаций. Перегрелись мы сильно тогда!

— Вы когда-нибудь хотели бросить это всё и отстраниться от организационных дел?
— Да.

— Сколько раз?
— Не считал. Но могу сказать, что это происходит, когда накапливается усталость, а не когда появляются какие-то проблемы. Проблемы держат в тонусе. А вот когда устал, появляются вопросы: «Для чего? Зачем?» С коммерческой точки зрения не всё так гладко. Но когда ты видишь финиширующих людей, то появляется вера в светлое будущее. Популярность наших стартов говорит о том, что мы движемся в правильном направлении. Я много езжу по стартам коллег и вижу, что не одним нам непросто.


Фото: ikirov.ru

— Что касается коммерческой составляющей, «Белые Ночи» вышли в плюс?
— «Белые Ночи» — это дефицитное мероприятие. К примеру, кто-то нас ругает, что у нас мало рекламы. Мы обклеили автобусы, повесили банеры, запустили таргет в интернете. Но рекламы в городе всё равно мало. Мы не Чемпионат Мира (по футболу.— прим.) Социальной рекламы, как таковой у нас нет — только коммерческая. Нет каких-то звёзд, которые будут петь на сцене, нет дикторов. Хочется это сделать, но мы тратим все деньги на спортивную составляющую, без которой никак. Экономим на том, на чём можно сэкономить.

Поэтому хочется сказать большое спасибо городу. Кроме того, что нам помогают финансово, нам ещё помогают городскими службами.

— В позапрошлом году вы открыли на несколько часов ЗСД (платная дорога. — прим.), чтобы жители Васильевского острова могли выехать в город во время марафона (часть трассы марафона проходит по В.О., поэтому все мосты в город перекрыты. — прим.) Это было за ваш счёт или платил город?
— Это было оплачено из бюджета оргкомитета. Не помню, сколько мы тогда заплатили, но точно меньше миллиона. Иначе было никак — жители В.О. остались бы отрезанными от города. Сейчас построили новый мост, и ситуация стабилизировалась.

— Несколько раз вы говорили, что не хотите переносить марафон, так как «Белые Ночи», как природное явление, проходят именно в эти даты. Вас не расстраивает, что в эти даты к вам не приедет много российских топ-атлетов?
— Меня это не расстраивает. Учитывая то, что это лето, я воспринимаю это как данность. Тем более, что во времена до отстранения ВФЛА к нам приезжали иностранные атлеты хорошего уровня.

— «Белые Ночи» ориентированы в первую очередь на любителей?
— Сейчас да. Хоть мы и делаем необходимый минимум для профессиональных атлетов. У нас, например, хороший призовой фонд (призовой фонт более 1.4 млн. рублей. — прим.) Но важнее для нас любители.

— В прошлом году на питерский рынок пришло «Беговое Сообщество» и провело полумарафон в центре города. Как на вас это сказалось?
— Великолепно. Я впервые пробежал по центру города, как участник. Хорошо организованное мероприятие, которое тоже проходит не в самый пиковый для шоссейных пробегов сезон.

— Вы почувствовали конкуренцию? Их "половинка" проходит в один круг по центру города, ваш старт (Петербургский полумарафон «Белые Ночи» — прим.)— на Крестовском Острове в несколько кругов.
— У нас постоянно возникают мысли про трассу, но тут есть важный организационный момент. Некоторые городские службы помогают нам в организации забегов, но устают от сотрудничества с нами. И здесь смотреть на ситуацию надо так: мы бегаем марафон по центру города, а остальные забеги уже в другом месте. Это не компромис, а просто логично. Городские службы тратят так много усилий на перекрытие города, что каждый месяц подобное нельзя устраивать. Не хватит никаких нервных клеток.

— Какой план развития у марафона на ближайшие годы? Что хочется реализовать больше всего?
— Пока у меня главная цель — выйти на отметку 5000 финишёров на 42,2 км, это такой хороший европейский марафон. В этом году мы немного продвинулись к этому рубежу.

— Отстранение ВФЛА длится уже 4 года. Судя по росту количества участников на вас оно не особо сказалось. Но я не вижу картину в целом. Хотелось бы услышать ваше мнение. (Количество финишировавших официально с 2015 по 2019 год на дистанциях 10 км и марафон: 6138 - 7297 - 7891 - 8162. — прим.)
— Это неприятно во всех отношениях. До отстранения мы много ездили по другим марафонам, и было много хороших отзывов от участников. После отстранения мы ощущаем спад популярности нашего старта среди иностранцев. С точки зрения имиджа пострадали здорово.

— Что будет, когда ВФЛА восстановят в правах?
— У нас снова будет официальный статус международного старта. Мы бы хотели подать на «бронзовый лейбл» IAAF.



Фото: vk.com, Антон Уйк

— Но в прошлом году вы сказали, что Омский Марафон не выиграл от того, что имел «бронзу»…
— Ничего не выиграл, но и ничего не потерял. При всём уважении к организаторам Омска, туда сложно доехать. Питер же находится ближе к Европе, сюда можно доехать на машине, а «бронза» — это показатель качества продукта. До отстранения ВФЛА нам не хватило буквально одного старта, чтобы получить этот статус.

— Какова была цена вопроса?
— Если я правильно помню, то нам надо было добавить где-то 20 000 € на первый год. Это привоз элитных бегунов, которые покажут хорошие результаты и что-то ещё. Сейчас что-то могло измениться, в последние годы я не узнавал.

После разговора с Антоном марафон «Белые Ночи» предстал передо мной в каком-то новом свете. Я стал больше симпатизировать команде организаторов, которые работают не в самых простых условиях, начинающихся с непопулярных дат для марафона и заканчивающихся капризным петербургским климатом. Думаю, в это воскресенье мы увидим что-то интересное. Как минимум, одного из самых противоречивых марафонцев в рунете. Но это уже другая история!