Надежда Шиханова: «Когда испытаешь себя в суточном беге, всё кажется ерундой»

Надежда Шиханова: «Когда испытаешь себя в суточном беге, всё кажется ерундой»

Интервью

Ранним утром 2 февраля 2019 года в столичном спорткомплексе «Крылатское» завершился Кубок России по бегу на 100 километров в закрытом помещении. Самой быстрой среди женщин с результатом 8:43.00 стала 34-летняя Надежда Шиханова, мастер спорта международного класса из Кирова. Спортсменка не впервые побеждает на «сотке», более того, в 2014 году ею был установлен рекорд дистанции — 7:56.49. Надежда Шиханова родилась в Республике Коми, закончила инженерно-строительный факультет Вятского госуниверситета в Кирове. Бегом занимается со студенческих лет. Начинала со средних дистанций, но шаг за шагом дошла до ультрамарафонских. Сегодня она — член сборной команды России в беге на 100 км, в составе которой стала чемпионкой мира и трёхкратной чемпионкой Европы. Отдохнув после изнурительного ночного забега, победительница Кубка России ответила на вопросы RussiaRunning Life.

Надежда, бежать ночью почти 9 часов — для обычного человека это подвиг. А если прибавить сюда отсутствие болельщиков, короткий замкнутый маршрут и монотонность, забег представляется свершением ещё более героическим. Ваша главная соперница Ирина Масанова преодолевает подобную монотонность с помощью медитации. А что вам помогает бежать круг за кругом эти 100 км?

Конечно, соревноваться в манеже тяжело, особенно в таком как манеж велотрека «Крылатское». Но, мне кажется, бежать здесь комфортней, чем, скажем, многочасовой трейл по снегу в холода. На данный старт не приехало много сильнейших спортсменок, которые хорошо бегут 100 км, так что результат, показанный мной, не так высок. Из-за того, что скорость была комфортная для меня, первые 4 часа я прошла без напряжения. А вот на второй половине дистанции пришлось нелегко. В такое время я стараюсь отвлечь себя от усталости. Например, смотрю, как бегут другие спортсмены, и вижу, что им тоже тяжело. Считаю, сколько кругов осталось до конца. Высчитываю время, которое у меня будет, если я сбавлю скорость. И, конечно, прошу сил у Бога, когда становится совсем тяжело.

Вы уже не впервые бежите «сотку» в «Крылатском», не впервые здесь побеждаете. С каким настроем в этом году ехали в Москву?

Да, я здесь бегаю уже не первый раз. Использую этот старт как подготовку к Чемпионату России по бегу на 24 часа, который пройдёт в мае. После большого перерыва очень тяжело сразу бежать так много. А тут выходишь на старт и знаешь: 100 км ты точно преодолеешь. И ещё Кубок России — это всё-таки официальный старт. Если на нём попадаешь в тройку, это уже какие-то очки в копилку Кировской области. Осенью 2018 года я получила травму стопы, немного пожадничав с объемами. Была жуткая боль, пришлось 2 месяца отдыхать от тренировок. Я не могла не только бегать, но даже дома передвигалась на одной ноге. В декабре появилась возможность поехать на сбор в Кисловодск. Там известные российские сверхмарафонцы Игорь Тяжкороб и Марина Жалыбина помогли мне попасть к хорошему врачу. Вскоре я начала бегать по 6 минут на 1 км. Для начала это уже что-то. Радости не было предела.

Я уже не успевала хорошо подготовится к данному старту. К тому же была полностью растренирована. Но решила участвовать, чтобы не было страха перед сутками. Вернулась в Киров, начала бегать в манеже и сразу поняла, насколько я слаба. Мышцы забивались даже при беге по 5 мин на 1 км. С мужем, он — мой тренер, мы решили не форсировать подготовку, а постепенно набирать объем. Я просто бегала кроссики 15-20 км в день. Вторую тренировку полностью исключили. В январе получилось провести 2 работы на скорость и контрольный бег 4 часа. Вот тогда я поняла, что точно поеду на Кубок. Задач перед собой не ставила, а муж вообще считал поездку авантюрой. Поэтому была полностью расслаблена, не особенно волновалась. Волнение появилось только перед забегом. Наверно, передалось общее настроение. Увидев стартовые протоколы, поняла, что надо попробовать бороться. То есть не упускать Ирину Масанову далеко, если она побежит быстро.

Каким оказался для вас нынешний забег?

Сам забег прошёл абсолютно так же, как и прошлогодний. Хотя в прошлом году я была значительно лучше готова. Имелась проблема с питанием: на данном старте оно у меня не идёт. Первую часть дистанции пила только воду, потом — колу некоторое время. В конце рискнула и стала пить кисель, очень уж кушать хотелось. Когда питание не идёт, бежать приходится осторожно, сильно не расходуя энергию. Буквально за 2 км до конца дистанции начались судороги икроножных мышц, поэтому не стала набегать на финиш. Так и доползла. На самом забеге ничего не мешало и не раздражало. Вообще, организаторы — молодцы в том плане, что разделили участников по разным дорожкам. Организацией соревнований я полностью довольна.

Какая из гонок в «Крылатском» была для вас самой трудной? Какими вам видятся идеальные условия этого забега? Может быть, в случае этих изменений вы могли бы улучшить результат? Например, если бежать пришлось бы днём...

Самым трудным забегом в «Крылатском», да и вообще за всё время, пока я бегаю ультрамарафон, был старт 2016 года. На 8 месяц после рождения ребенка. Вроде, я была готова, но, видимо, организм ещё нет. Мне было очень-очень тяжело. Несколько раз хотела сойти с дистанции. Но муж каждый раз уговаривал меня остаться на дорожке. Меня сильно тошнило на дистанции (то ли до бега отравилась, то ли во время бега), и после возвращения домой я ещё неделю не могла есть ничего, кроме каш на воде. Я тогда и эмоционально была надломлена, потому что пришла последней. Но главное, что я тогда завершила дистанцию. Конечно, если бы перенести соревнования на дневное время, было бы намного легче. А ещё если бы манеж немного проветривался, и там было бы прохладно. Но это, наверно, только мечты…

Вашей главной соперницей стала Ирина Масанова. Вы и завершили гонку с разрывом всего в 5 минут. Как это выглядело на практике?

Ирина — сильная спортсменка, но её конек — суточный бег. Она может очень долго поддерживать темп 5.20-5.30 на 1 км. Мой конёк — в том, что я могу бежать побыстрей. Но, конечно, это должно быть время меньше того, которое она может бежать своим темпом. На это я и рассчитывала. Правда, если честно, я наращивала преимущество просто для того, чтобы было время сходить в туалет (простите за подробности). Я знала, что питание у меня не идёт, и живот барахлит. Когда пробежала 4 часа, увидела, что мы уже идём в одном темпе. Решила, что преимущества достаточно, можно бежать и так. Тем более там «яма» как раз начиналась, было тяжеловато некоторое время. Когда мне оставалось примерно 20 км, Ирина увидела, что я плетусь небыстро, и стала немного побыстрей бежать. Я сначала пыталась за ней держаться, но было правда тяжело. Чувствовала, что смогу так же бежать, если она сможет отыграть все круги. Потом высчитала в голове, что она меня будет обгонять на один круг каждые 20-30 кругов. Успокоилась, поняла, что мне хватит преимущества, и побежала своим темпом. Ирина — молодец, что нашла в себе силы бежать быстрей в конце дистанции. Но её ошибка в том, что она позволила мне накопить это преимущество.

Какие у вас отношения с ближайшей соперницей? Кого, кроме Ирины Масановой, считаете своими конкурентами? Следите ли за их успехами?

С Ириной мы, конечно, общаемся на просторах Интернета, но очень редко. Чаще я разговариваю с Надей Губаревой, тоже очень сильной спортсменкой. Их и ещё Таню Маслову, Аню Сидорову, Любовь Новикову считаю своими конкурентками. Я обычно слежу за успехами всех ультрамарафонцев, всех их люблю и бесконечно уважаю.

Кто за вас болел на этой гонке? Имеет ли значение поддержка на «сотке»?

На соревнования я обычно приезжаю всей своей семьей – с мужем и сыном Женей. Муж в этот раз помогал с питанием. Женька смотрел первые 2 часа и кричал: «Мама, давай, вперёд!». От его слов было тепло на сердце и радостно. А ещё за меня всегда болеет мама, следит за репортажами. Также за меня болели друзья из Кирова, а ультрамарафонцы Оксана Акименкова и Володя Бурзак приехали в манеж поддержать меня. Спасибо им всем большое. Мне очень приятно сознавать, что за меня волнуются!

Свой лучший результат в «Крылатском» на Кубке России , он же рекорд трассы, вы показали в 2014 году. Это почти на 50 минут быстрей нынешнего достижения (8:43.00). Что позволило вам 5 лет назад так пробежать 100 км? Планируете превзойти своё прежнее достижение?

Тогда я была заряжена на такой результат, мечтала выбежать из 8-ми часов и выполнить МСМК. У меня уже был старт на 8:03. Я была рядом с целью и каждой частичкой своего мозга верила, что смогу. Съездила в Кисловодск на сбор и, вернувшись в Киров, имела такие показатели по пульсу, к которым сейчас и близко не подхожу зимой. Мне просто не хватает мотивации, чтобы сейчас так выкладываться. Пик формы я планирую на другое время. В планах у меня есть улучшение своего личного рекорда, но не в манеже «Крылатское».

Чемпион России в марафоне 2018 года Алексей Реунков считает, что стайер должен иметь математическое мышление, чтобы правильно рассчитать свои силы на дистанции. Как инженер-проектировщик вы никогда не смотрели на забег как проект, в котором всё нужно правильно просчитать? 

Конечно, перед стартом мы с тренером высчитываем, какой средний темп должен быть в начале бега, какой в конце. Ну и плюс я высчитываю преимущество или наоборот — смогу ли догнать. А в целом бег помогает моей профессии. После сидячей работы ноги совершенно вялые, а, побегав, ощущаешь новый прилив сил. Часто, когда я слушаю музыку при беге, ко мне откуда-то из космоса приходят идеи, которые помогают решить тупиковые моменты в работе. Сама работа, конечно, мешает немного при подготовке к забегу. В том плане, что забирает часть сил и энергии. Иногда выходишь на тренировку уже немного уставшим. Мне повезло, что у меня хорошее начальство. Всегда идёт мне навстречу, отпускает на сбор или на соревнование, интересуется моими успехами.

Ваша спортивная биография развивалась очень интересно. Чем длиннее дистанция, тем выше достижения. 1 разряд — на 1500 м, КМС — на марафоне, мастер спорта — на 100 км, дальше — суточный бег. Кажется, вы дошли уже до максимума. Нет желания начать обратное движение?

Просто каждый раз, упираясь в стену, когда результат не рос, я переходила на что-то большее. Но так получалось, что потом у меня рос результат и на предыдущей дистанции. Желания бегать что-то меньше марафона и полумарафона нет, потому что навряд ли я смогу увеличить свою максимальную скорость. А вот выносливость ещё можно.

Как бег повлиял на ваш характер? Чувствуете ли вы, что угадали своё предназначение?

Бег на сверхдлинные дистанции изменил мой подход к любому делу. Я знаю, что всё можно когда-нибудь сделать, только надо двигаться, хоть что-то делать. Когда у меня аврал на работе, я не нервничаю оттого, что не успеваю, не трачу на это время и силы. Просто сижу и разгребаю. Вообще к любой ситуации стала относиться намного проще. Когда испытаешь себя в суточном беге, всё кажется ерундой.

«Бегу и не устаю» — сказали вы как-то о прохождении 100-километровой дистанции. Чем вы еще увлекаетесь?

Неужели я такое сказала? Обычно я хорошо урабатываю себя на старте, потом долго восстанавливаюсь. А от обычного бега, на тренировках не устаю. Наоборот, бег — это переключение от основной работы. Ещё я люблю очень играть со своим сыном, просто обожаю слышать его смех.

Что в большей степени повлияло на ваши успехи в ультрамарафонском беге?

Скорей всего, желание быть лучше, доказать себе, что я тоже чего-то стою. Ну и, конечно, упорство с предрасположенностью.

фото: vk. com / russian_ultramarathon, личный архив Надежды Шихановой

Читать больше

Новый уровень бега — осознанный бег
Новый уровень бега — осознанный бег Статьи 20 февраля 2020 г. 08:07
Олеся Омельченко
Олеся Омельченко

Марафон в 7 лет. Интервью Филиппа Ахтырского и его отца
Марафон в 7 лет. Интервью Филиппа Ахтырского и его отца Статьи 13 февраля 2020 г. 12:45
Артём Петрожицкий
Артём Петрожицкий

журналист