Тимур Моргунов. Самый бодрый шестовик России возвращается после череды травм

Тимур Моргунов. Самый бодрый шестовик России возвращается после череды травм

Новости

Фото: Екатерина Зыкова

Константин Кан
Константин Кан

Все публикации автора

Тимур Моргунов — главный шестовик России последних лет. В 2018 году он громко заявил о себе, взяв серебро ЧЕ с результатом 6.00 м. Проиграл в Берлине он только Арманду Дюплантису (на выходных установил мировой рекорд в помещении). После этого на него посыпались приглашения со всех турниров, которые проходили до конца лета. В частности, его позвали на финал Бриллиантовой лиги, хотя по ходу сезона он выступал всего на одном этапе. Финал лиги Тимур выиграл. Но фееричное окончание 2018 года сменилось чередой травм в 2019 — за весь год Моргунов вышел в сектор всего один раз. Да и тот был в родном Челябинске. Целый год нейтральный статус пылился на полке, а Тимур занимался реабилитацией. В воскреснье он выиграл «Русскую Зиму» в одни ворота, а после мы поговорили о выступлении и сложном 2019.

Тимур, как сейчас твоё здоровье?
По десятибалльной шкале где-то на 8.

Что-то ещё беспокоит?
По мелочи. «Позабегал» сейчас, побегал с шестом, немного беспокоит спина. Немножко поспринтовал — задняя немного поныла. Так, мелочи жизни, которые всегда были и будут.

Как ты провёл прошлый год?
Очень весело… восстанавливался от травмы. Не очень продуктивно год прошёл, потому что я мало тренировался. Сидел, смотрел, как прыгают ребята, радовался за них. Хотелось тоже прыгать. То есть в мыслях, в мечтах я тоже с ними прыгал.

Сколько времени суммарно ушло на реабилитацию в прошлом году?
Последний мой старт был в сентябре 2018 года. С тех пор куча травм: задняя, ахиллы, палец сломал… а сейчас, получается, только в конце декабря первые мои соревнования были. Я сейчас очень сырой. Когда прыгал в 2018 году, у меня очень большой объём тренировок был.

Чтобы прыгать с шестом, надо очень много прыгать. Ты не будешь высоко прыгать, если не наберёшь именно прыжковый объём. И в 2018 году у меня был очень хороший объём, а вот сейчас, в силу того, что постоянно то одно, то другое беспокоит, я не набрал его. Тут ошибки, тут ошибки, и каждая крадёт по 5 см.

Тело помнит ощущения от высоких прыжков?
Да, сейчас я всё прыгал на автомате. Надо совершенствоваться, возвращать соревновательный опыт, а сила вроде есть. И желание есть. Это самое главное.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от @timur_morgunov

Жизнь прокатила тебя на американских горках. Сначала ты чуть не пошёл работать на завод, но нашёлся способ заниматься прыжками, потом ты взял серебро на ЧЕ, выиграл финал Бриллиантовой лиги, а потом целый год сидел дома. Как ты пережил это время?
Пытался принять этот удел по-мужски и смотреть только вперёд, думать о лучшем. Но были моменты, когда депрессия жёсткая накатывала. Дурацкие мысли: «А вдруг не вернусь, вдруг не буду прыгать, как раньше?». Депрессия была, дизмораль была. Но потом всё это с лёгкой головой откидываешь, думаешь: «Да камон, я сейчас форму наберу!». Фильтровал, фильтровал всё это. Сейчас у меня есть бешеное желание, но только его теперь надо реализовать в технике.

Чем ты занимался в 2019, кроме реабилитации?
Мы с дочкой ездили отдыхать, потому что я особо не тренировался. Провёл много времени с семьёй. Постоянно куда-то ходили с мелкой. Она у меня деловая колбаса: «А пойдёмте в кафешку!». А я ей: «А может, мы дома покушаем?». Дома очень много времени провёл.

Не жалел, что осенью 2018 года сделал слишком много стартов? Не думал, что лучше бы меньше заработал, но по здоровью сейчас был бы порядок?
Нет. Думал, что неправильно начал реабилитацию. Ну, и последние два старта не надо было делать, наверное.

Вот смотри, у меня болели ахиллы, потом мне сделали процедуры, и они ещё сильнее заболели. Думаю: «Капец, пошёл лечить, а стало только хуже!». То есть я не знаю, с чем это связано. Возможно, неправильно лечил.

Короче говоря, особо об этом я не думал. Думал только о том, как восстановиться и двигаться вперёд.

Как тебе происходящее сейчас в секторе? Дюплантис с мировым, Кендрикс 6.01…
Сижу вот с такими глазами и думаю: «Вот я дно!». У меня есть лёгкая зависть. У любого шестовика есть лёгкая зависть. Даже если он будет говорить, что это не так. Хоть чуть-чуть, но стопроцентно будет завидовать. Но я понимаю, что если всё в кучу собрать, то можно приблизиться. Соревноваться с Дюплантисом стопроцентно можно. Это у меня такие мысли. Может, я высокого о себе мнения, но хочется в это верить.

Я посмотрел, на каких Арманд палках (шестах) прыгает, как он бежит — вдохновился. Думаю: «У него такие палки, надо хоть чуть-чуть приблизиться!». Больше мотивации появилось не отставать от ребят, которые прыгают за границей.

Сейчас прыгнул 5.86 и дико расстроился, потому что ехал сюда с мыслью «90 надо топить, а там как пойдёт». Я прыгнул 86, кучу ошибок сделал. Тут не пошло, там не забежал, тут что-то не то сделал, так перекинул правую руку. И вроде как результат хороший для России, но это мало что значило бы на международной арене.

Ты прям недоволен?
Конечно. Ну, 86! У нас в России это, конечно, хорошо. Но если поеду за границу, буду там обычным, рядовым спортсменом. А хочется быть в числе лучших.

Объективно 5.86 — не такой уж и плохой результат. В Польше все, кроме Дюплантиса, остались на высоте 5.55…
Да, но 5.90 было бы лучше. Для начала. А потом уже посмотрим.

Что думаешь о происходящем с российской лёгкой атлетикой? У тебя была «нейтралка» в последние годы, и все ждали восстановления ВФЛА, а теперь ситуация развернулась совсем по-другому.
Теперь получить допуск — как выиграть в лотерею. Мысли о своей беспомощности. От тебя ничего не зависит. Смотришь, что в нашей Федерации просто плюют на тебя. Смотришь за границу: там тоже есть косяки, но почему-то они за своих спортсменов прямо зубами цепляются. С Мо Фарой что-то было, с Кристианом Колманом… Отношение там и отношение здесь. Не могу описать словами. Как будто им пофиг вообще на нас. Безысходность, что ты ничего не можешь сделать.

Сейчас собрали комиссию (рабочая группа ОКР переняла полномочия ВФЛА и теперь будет решать вопросы, связанные с восстановлением Федерации), и есть какой-то сдвиг. Надеюсь, они полюбят лёгкую атлетику и будут стараться не для себя, а чтобы спортсмены могли показать, на что способны, чтобы карьеру свою продлили. Потому что карьера-то — она вот такая (показывает двумя пальцами, насколько коротка карьера прыгуна). Хочется поездить, посмотреть  мир.

Думаю, если бы нас выпускали, в России результаты были бы намного выше (в 2019 году никто из имеющих допуск шестовиков не выполнил норматив 5.71 м на ЧМ). Я поездил в 2018 году и понял, что соревновательный опыт — это огромный буст. Потому что топовые спортсмены сами тебя вытягивают. Если ты такой, характерный, любишь зарубиться, то хочешь того или нет, но будешь зарубаться.

Хочется, чтобы наши чиновники, наконец, протянули нам руку, а не занимались своим спасением.


Фото: Екатерина Зыкова

Сколько стартов ты планируешь ещё сделать до конца сезона в России?
«Мемориал Алексеева», ЧР, фестиваль «мастеров шеста», и за универ надо попрыгать дома. Но там 5.15 сделал и пошёл гулять. 4 старта в идеале, а там по здоровью посмотрим.

Зимой приходили приглашения на международные турниры?
Мне они весь год приходили, даже когда дома сидел: «А поедет Тимур?». Все просят. Это выглядит так, будто все твои друзья пошли тусоваться, а тебя мама не отпускает. Ну, пожалуйста, ну, мама!

В десятом классе все пошли на выпускной, а бабушка: «Нет, домой!». И ты такой: «Блин!». Сейчас то же самое. Хочется с ними, но нет шансов. Отпустите нас, пожалуйста, поиграть с топовыми спортсменами.