1130 км за 80 часов в помощь детям. Марафон Владимира Волошина

1130 км за 80 часов в помощь детям. Марафон Владимира Волошина

Статьи

Фото из архива Владимира

19 км вплавь, 900 на велосипеде и 211 бегом — 4 дня на пределе возможностей. Всё это 4-хкратный Ironman и бизнесмен Владимир Волошин прошёл ради того, чтобы собрать деньги на операцию 15-летней Лере. Благотворительный проект V-Chellenge совместно с «Русфондом» проходил с 24 по 27 апреля. История преодоления невозможного из первых уст в нашем журнале.

— Владимир, расскажите пожалуйста об этом челлендже. Почему дистанция именно 1130 км, а лимит 80 часов?

— В рамках Международной Ассоциации Ультратриатлона (IUTA) существует 7 официальных дисциплин. Одна из которых называется Quintuple и пятикратна Ironman — 19 км плавания, 900 км гонка на велосипеде и 211 км бег. В прошлом году с тренером мы поставили цель подготовиться к Чемпионату Мира 2018 г. по ультратриатлону. Соревноваться на дистанции, которую никогда не проходил очень тяжело. Поэтому, сначала устроили V-Challenge. Лимит по регламенту IUTA — 100 часов, но мы поставили 80, чтобы жизнь не казалась малиной. Расчёт простой: на прохождение Ironstar (“полужелезной” дисциплины) дается 8 часов. А эта дистанция в 10 раз больше.

— Что сподвигло бросить себе такой вызов?

— Я каждый год бросаю себе вызов. До этого были 4 Ironman, многодневный «Marathon Des Sables» в пустыне Сахара. 24-часовой ультрамарафон 200 км, к сожалению, не смог выполнить полностью. Ищу то, что может вывести мою физическую подготовку и морально-волевые качества на новый уровень.

— Как Вы готовились? Особенно интересна моральная сторона подготовки. Всё же, это закрытое помещение. Картинка перед глазами не меняется.

— 50% успеха связаны с психологической подготовкой. В первую очередь, я многократно проигрывал в голове ситуацию, как долго и монотонно работаю без смены декораций. Нужна усидчивость, приспособленность к однообразным действиям. И нельзя отклоняться от плана, именно он помогает сохранять силы. В закрытом помещении свои плюсы, комфорт: душ, вода, можно быстро исправить техническую поломку. Успокаивало, что в течение 4-х дней я буду находиться под наблюдением людей, которые помогут и поддержат.

— Какой из этапов самый сложный?

— Все этапы сложные. Сначала вошел в воду, почувствовал кайф от движения. Но через час скорость сократилась, началась тяжёлая работа. На велоэтапе — ух! Чувства те же. Начал двигаться прекрасно, но через 3 часа я максимально сконцентрировался, чтобы не делать лишних движений. Я думал: «Сейчас перейду на следующий этап. Он мне знаком, я уже бегал сутки, и знаю, как бороться со сном ночью, когда сработают биологические часы». Последние 150 км пришлось двигаться вперед, стиснув зубы.

— Кто наблюдал за Вами на протяжении всей гонки? Велась запись результатов?

— Рядом были тренеры Виктория Шубина и Валерий Плужников, фотографы, работники и посетители фитнес-клуба, которые просто приходили на занятия, и, конечно, близкие. Запись результатов дублировалась. На плавании я надевал двое часов Garmin 920 для точности дистанции. На велоэтапе использовал часы и велокомпьютер Garmin Edge-120. Устройства заранее синхронизировали. Дискомфорт доставила беговая дорожка. Она не синхронизировалась с Garmin и останавливалась каждые 99 минут. Приходилось время и дистанцию записывать в протокол и снова перезапускать дорожку. Я доволен результатом, ведь удалось сделать все за 73 часа 50 минут.

„Проплыв 19 км, я понял, что верхний плечевой пояс полностью заблокирован, <...> я не мог поднять руки“

— У Вас было 74 часа наедине с собой. О чём Вы думали во время испытания?

— Исключительно о том, как преодолеть эту дистанцию. На плавании — как положить руку в воду, как помочь подработать ногами, как держать ровно голову, чтобы не напрягать мышцы шеи, как выровнять баланс дыхания и снизить пульс. Многие сейчас задают вопросы: Какое радио слушал? Какой фильм смотрел? Никакой. Я не могу при выполнении сложной задачи фокусироваться еще и на источники информации, не связанные с гонкой. На плавании был показательный момент. Проплыв 19 км, я понял, что верхний плечевой пояс полностью заблокирован. Ресурс силы мышц выработан настолько, что я не мог поднять руки. Если бы отвлекался еще на что-то другое, наверное, я не смог преодолеть эту дистанцию.

— Расскажите о распорядке дней челленджа: еда, сон, массаж, перерывы на отдых.

— На плавании каждые 30 минут у бортика я пил 100-150 мл изотоника. Каждый час брал гель. На велоэтапе перерывы были каждые 300 км для смены формы и обуви. В помещении циркуляция воздуха ограничена, и влага не выветривается. Я поменял 4 комплекта формы и одну пару велотуфель. Брал паузы, когда возникали естественные потребности, сон и перерывы на массаж.

„Уже через полчаса после окончания, я осознал, что прошел по краю всех своих возможностей“

— На фото во время и после челленджа Вы выглядите бодрым, будто только что пришли с лёгкой прогулки. Неужели так и есть на самом деле?

— На финише — адреналин и эмоции. Выглядел бодрым, потому что чувствовал поддержку, радость и эмоциональный всплеск. Уже через полчаса после окончания, я осознал, что прошел по краю всех своих возможностей. И пробежать еще 5 км или проехать 10 км на велосипеде вряд ли бы смог, потому что моральный и физический настрой был именно на эту дистанцию.

— Как это соревнование связано с благотворительностью? Как происходит сбор денег?

— Последние 5 лет сотрудничаю с Русфондом, все экстремальные вызовы связываю с благотворительностью. Считаю, что часы тренировок и соревнований должны приносить пользу не только мне. Эти 1130 км я посвятил сбору средств на операцию 15-летней девочки и еще трем детям. Их ждала госпитализация уже в мае и плановая операция в течение 30 дней.

— Следите ли за судьбой детей в дальнейшем?

— Я не думаю, что помощь даёт право лезть в жизнь ребенка. Сейчас 200 с лишним людей сделали переводы в течение недели. Это наш общий вклад. Пусть семья знает, что у ребёнка есть армия друзей, помощников, которые позаботились о том, чтобы операция состоялась, и он стал здоровеньким.

— Что чувствуете от осознания того, что именно вы помогли ребёнку?

— Эта мысль всегда работает как дополнительная мотивация. Когда я бежал в пустыне, на 4-ый день подумал: «Зачем я в это ввязался? Очень тяжело». А потом вспомнил, что счет был открыт до начала старта забега, и уже собрали все необходимые средства. Бежать стало легче. Сейчас было такое же чувство: что бы не случилось со мной во время движения к этой цели, мы уже сделали добро. Чувствую удовлетворение и радость за то, что у нас в стране много людей с добрым сердцем.

— Я прочитала, что на следующий год вы собираетесь преодолеть десятикратный Ironman. Это правда?

— А вы сомневаетесь?

— Ни в коем случае! — Тогда я тоже не сомневаюсь! У меня есть полтора года на подготовку. Благодаря V-Challenge Владимира Волошина собрано более 500 000 рублей. Средства переданы на помощь Лере Ермаковой (15 лет), Лизе Асмоловой (4 года), Мише Амутнову (13 лет) и Артему Журавлеву (5 лет).

Читать больше