Дмитрий Волошин на Полюсе Холода. Часть 1: Размораживая детские мечты

Дмитрий Волошин на Полюсе Холода. Часть 1: Размораживая детские мечты

Статьи

Помните Дмитрия Волошина? Тот самый спортсмен-экстремал из Молдавии, который в начале года пробежал 50 км на Полюсе холода в Оймяконе при — 60 ℃. Мы решили поговорить с Дмитрием об этом нереальном забеге, но чем дальше стали углубляться в героя, тем больше становилось понятно, что одной статьёй дело не обойдётся. Необходимо рассказать подробнее об этом человеке, так как в России его мало знают, а в Республике Молдова у Дмитрия статус близок к легенде.


alt

Бизнесмен, мультипликатор, активист, патриот, который постоянно старается что-то улучшить в своей стране с непростой историей, и гордо несёт флаг Молдавии по самым тяжелодоступным точкам планеты. Организатор забегов таких, как: Рубикон — эстафета для всех, через всю страну и Кишинёвский марафон, который при его участии возродили после паузы с 1986 года.  У него за плечами десяток самых сложных гонок мира от Северного полюса до пустыни Сахары. Покорение снежных пиков, участие в чемпионате мира по свимрану, айронмен. И все спортивные достижения «экстремал из Молдавии» успел совершить за последние 6 лет. До этого он никакого отношения к спорту не имел и выглядел совсем по-другому.

О детских мечтах и своём поиске холода Дмитрий рассказывает в первой части воспоминаний об Оймяконе, выдержку из которых мы и публикуем с его согласия.

Я в детстве мечтал стать первооткрывателем. Зачитывался книгами о покорителях полюсов, о трагической борьбе Амундсена со Скоттом, о противостоянии Пири и Кука, о драматических и суровых экспедициях, из которых мало кто возвращался, а имена вернувшихся вписывали в историю навечно.

Я представлял себя идущим на лыжах на полюс, где до меня не бывал никто. Мне было тяжело и холодно, но я не сдавался! И вот я уже достигаю точки и устанавливаю флаг своей страны прямо посреди ледяной пустыни  —  я первый!

Ну согласитесь, верить в это в 20 лет наивно, в 30  —  смешно, а в 40  — глупо. Но открытие заключается в том, что если искренне верить в себя, мечтать, как ребенок, и самое главное  —  делать ежедневные шажки навстречу твоей детской мечте, она непременно исполнится. Какой бы невероятной мечта ни была.

И вот спустя сорок лет я стою на коленях с замороженным лицом, сжимая флаг своей страны на Полюсе холода, сделав то, что до меня не решался сделать никто… Но обо всем по порядку.


alt

В 38 лет я был в меру сытым, устроившимся в жизни человеком, но понимающим, что многое уже никогда не сделать. Возраст, гипертония, лень, потухший взгляд. Ну вы знаете таких персонажей. Мне уже не стать космонавтом, писателем, олимпийским чемпионом, президентом, да даже заурядным врачом я уже не буду никогда. Время упущено и жизнь прошла свой пик — дальше дорога вниз. Иллюзии детства так и останутся по ту сторону горы. Осознание упущенных возможностей давило с невероятной силой, и я погружался в депрессию.


alt

Но в один прекрасный день я нарвался на рассказ человека, прошедшего путь от жирного менеджера до Ironman, и во мне затеплилась надежда — может еще не все потеряно? Может быть, и я смогу сделать невозможное? Так все и началось… А теперь я уверен, что самое ценное, что у нас есть  — детская вера в себя   — в то, что ты человек с неограниченными возможностями.

Мне понадобилось шесть лет, чтобы вернуться в свои шесть лет и снова поверить, что я могу все.


alt

Подготовка к Оймякону. Поиск холода.

Холодные гонки привлекали меня всегда, начиная с первых тренировок в Оренбурге, где живут мои родители. Бегая при -25°C по заснеженным оренбуржским пуховым степям, я чувствовал себя Дедом Морозом, который спешит на Новый Год к детям. Меня никогда не напрягал “дым” изо рта, иней на бровях и легкий холод по всему телу.  Наоборот, свежесть морозного дыхания с ощущением бесконечного пространства на заснеженном поле давало мне двойную порцию дофамина — и я бегал с улыбкой. Пока не решил испытать себя.

В 2014 году я пробежал 42 км по льду Байкала. Заморозив половину лица и отбив колени о “мраморное покрытие” великого озера, я внес поправки в свою зимнюю экипировку и модель питания на морозе.


alt

В следующем году мы с друзьями отважились на Tough Guy — самую экстремальную в мире гонку с препятствиями. И самую холодную. На улице 3°C, а ты четыре часа бредешь по пояс в ледяной воде, периодически останавливаясь, чтобы успокоить трясущиеся конечности. Брр, короче. После этого страх перед холодом отступил на три шага назад.


alt

Ну а что же может быть лучше гор? Правильно  — новые вершины. Поэтому после “покорения” Монблана (4810 м) я взобрался на Эльбрус (5642 м), где познакомился с горной болезнью и гипогликемией поближе. Замерзали с друзьями, попадали в пургу, растирали отмороженные пальцы (хотя этого делать нельзя), тащили друг друга сквозь снег и лед, и ликовали на вершинах, размахивая флагами.


alt

Потом было погружение в ледяной воде в разломе Silfra — гигантской трещиной между континентами. До сих пор помню это давящее ощущение холода на глубине 20 метров. И страх, что может начаться судорога, которая может стать последней. И это при жестком недостатке кислорода. Помню, вынырнув и с шумом втянув в себя пять литров воздуха, я замерзший, трясущийся и испуганный думал, что больше никогда не буду так испытывать себя. Да куда там…


alt

В 2017 году под впечатлением от Comrades я запустил в Молдове уникальный беговой проект — Rubicon. Это массовый, эстафетный ультрамарафон через всю страну в самую неприятную зимнюю погоду. Правда, в Молдове зима напоминает якутское лето, но бежать три дня через всю страну в снег, дождь, ветер и туман и не задубеть, как цуцик, — нужно очень постараться.


alt

Через год я волшебным образом отобрался на чемпионат мира по свимрану — ÖTILLÖ. До сих пор считаю тот день одним из самых трудных  —  65 км бегом в гидрике и 19 км вплавь в кроссовках по 26-ти островами Стокгольмского архипелага в холодных водах (12°C) Балтийского моря. Не зря ее называют одной из самых тяжелых в мире однодневных гонок на выносливость. Границы холода отступили еще чуть дальше, а мозг теперь был готов к любому подвоху с моей стороны.


alt

А в прошлом году, когда я понял, что хочу найти самую низкую температуру на Земле, я отправился на Северный полюс. Там я пощупал -30° при высокой влажности. Это было неприятно, но терпимо — я бежал без маски и балаклавы, в одних летних очках и легких кроссовках. Когда на финише оказалось, что я прибежал вторым, я понял, что теперь полностью готов к своему самому сложному испытанию — к Оймякону.


alt

Что касается специальных холодовых тренировок — их не было. Да-да, я не залезал каждое утро под ледяной душ, не жил в проруби и не ходил голым по снегу. Я считаю, что для таких испытаний главное — подготовить дух, а не тело. А дух мой в целом почти уверенно заявлял мне, что мы справимся — еще и не такое делали! Тут он что-то путает, такого мы точно не делали, наверное, просто подбадривает меня… Ну и себя за компанию…


alt

В следующем материале Дмитрий расскажет про «день Х», когда состоялась пробежка в «открытом космосе». Как вообще себя чувствует человек  при — 60 ℃? В чём можно бежать в такую температуру и зачем? И какие последствия для организма у такого подвига.

по материалам: voloshin.md

📽️ Видео


Ресурс: http://voloshin.md