Малой кровью. Вся правда о женском беге. Ешь, спи, беги, или что такое женская спортивная триада

Малой кровью. Вся правда о женском беге. Ешь, спи, беги, или что такое женская спортивная триада

Статьи

Оксана Ахмедова
Оксана Ахмедова

Все публикации автора

Продолжая разговор о женском беге, в своей новой статье Оксана Ахмедова поднимает тему женской спортивной триады. Поговорим о том, опасно ли чрезмерное увлечение бегом, куда уходит энергия и почему мы убегаем от полицейских.  

«У вас нет анорексии», — улыбается в камеру Екатерина Добрынина, психолог, к которому я обратилась по совету эндокринолога. До этого момента помощью психологов я не пользовалась никогда, но раз уж занялась лечением, то нужно идти до конца.

«Напишите мне, чего вы боитесь, — продолжает Екатерина. — Ранжируйте страхи в порядке убывания. Расскажите, что будет, если вы продолжите жить так, как жили, и что будет, если нет».  

Это когнитивно-поведенческая терапия (Сognitive Behavioral Therapy, CBT), цель которой — изменение убеждений и паттернов поведения, вызывающих различные патологические (невротические) состояния. 

Как связаны невротические состояния и бег? Напрямую — никак. Однако в различной комбинации могут приводить к тому, что в научных кругах именуется «триадой спортсменки» (Female Athlete Triad, FAT). FAT — феномен, известный медицине с 1993 года. Он включает в себя несколько компонентов: прекращение менструаций, пониженную плотность костей и расстройства питания. Симптомы триады наблюдаются практически у каждой пятой спортсменки, занимающейся циклическими видами спорта (См. в источнике). 

Элементы триады находятся в сложном взаимодействии друг с другом, и какого-либо единого мнения в отношении того, что ее провоцирует, нет. Чрезмерная увлеченность спортом может являться предпосылкой для диагностирования FAT, однако эта взаимосвязь не обязательно является причинно-следственной. Ключевым для понимания природы триады является уровень энергии.

Давайте вспомним, как работают тренировки с точки зрения физиологии. Одним из механизмов, запускающих необходимые нам адаптационные процессы, является метаболический стресс — состояние, в которое попадает организм, в частности, во время длительного бега. Находясь в «положительном» метаболическом стрессе, организм переживает позитивные адаптации, например, увеличивая митохондриальную массу, за счет чего развивается выносливость. «Отрицательный» метаболический стресс, напротив, будет препятствовать регенерации тканей, вызывая разрушительный гормональный отклик. Чаще всего так происходит во время продолжительных высокообъемных тренировок, в которых почти полностью отсутствуют периоды отдыха и восстановления. Спортивные показатели при этом неминуемо снижаются, а работа иммунной и нейроэндокринной систем — нарушается (См. в источнике, а также здесь). 

Острое стрессовое состояние переходит в хронический стресс, затем наступает состояние соматизации (от греч. σῶμα — «тело») — переживание психологического стресса на физиологическом уровне. Человек начинает трансформировать неосознанные психологические проблемы (например, тревогу) в заболевания тела («уход в болезнь»). Люди в состоянии соматизации с упоением говорят о ЗОЖ, диетах, тренировках, при этом чувствительно реагируя на чужие замечания и советы в этих сферах.

Пребывая в хроническом тренировочном стрессе и испытывая соматическое состояние, мы склонны продолжать тренировки на прежнем или даже более высоком уровне. Мы можем не осознавать этого, но в этот момент нами владеют страхи: потерять наработанную форму или набрать вес, не справиться с планом тренировок и не достичь желаемого результата на соревновании, а также в отдельных случаях — страх столкнуться с проблемой «упорядочивания времени» в отсутствие простой и понятной системы координат ежедневных изматывающих тренировок. Регулярные тренировки дают ощущение контроля над своей жизнью. Вспомните, почему мы продолжали бегать в условиях самоизоляции, несмотря на запреты? В первую очередь мы заботились о здоровье, но также нам было важно сохранить ощущение того, что в условиях нестабильности и опасности, в которых пребывает мир, мы еще способны что-то контролировать в своей жизни. Хотя бы то, что каждый день пробегаем N километров. Контроль — способ справиться с тревогой. 
 

В запущенных случаях состояние соматизации приводит к различным психическим расстройствам. Например, к расстройствам приема пищи. Голодание, отказ от определенных продуктов, чрезмерное ограничение калорийности в сочетании с интенсивными занятиями спортом расцениваются спортсменкой (мы все еще говорим о женском беге) как меры по оздоровлению образа жизни и достижению лучших результатов в спорте. 

Оговорюсь, что не любая спортсменка сознательно ограничивает свой рацион. Интенсивная двигательная активность может изменять чувствительность к сигналам голода и насыщения, и некоторые просто не в состоянии увеличить потребление пищи с целью удовлетворения возросших энергетических потребностей.

Повышенный риск нарушения питания среди женщин, занимающихся спортом, обусловлен рядом факторов. Наиболее важным из них является давление, оказываемое тренером или родителями (если речь идет о профессиональном спорте). Определенный предел массы тела может установить и сама спортсменка. Значительное влияние оказывает также выбранный вид спорта: наиболее «опасные» — зрелищные (фигурное катание, гимнастика), циклические виды спорта, например, бег на длинные дистанции, а также силовые — бокс, борьба.  

Вследствие испытываемого стресса и дисбаланса между энергией, потребляемой с пищей и расходуемой в процессе тренировок, возникает состояние дефицита (синдром относительного дефицита энергии в спорте — relative energy deficiency in sport (RED-S)), которое и является ключевым фактором подавления репродуктивной функции  и развития триады.  

В результате различных пищевых ограничений и интенсивных тренировок без должного восстановления происходит снижение массы тела и процентного содержания жировой ткани. Это, в свою очередь, влияет на хранение и метаболизм эстрогена, необходимого для нормальной менструальной функции (жировая ткань классифицируется как орган эндокринной системы). Наступает сбой, самым распространенным проявлением которого является длительное отсутствие менструаций (аменорея). Для таких неорганических патологий специалисты используют термин функциональная гипоталамическая аменорея (ФГА). 

Частота нарушений репродуктивной функции у женщин, занимающихся спортом, составляет 6-79% (См. в источнике). Среди женщин, занимающихся бегом, нарушения менструального цикла появляется тем чаще, чем ниже калорийность суточного рациона и чем выше недельный километраж. Риски возрастают с 3% до 60% по мере увеличения дистанции с 13 до 113 км в неделю и снижения массы тела с более 60 кг до менее 50 кг соответственно (См. в источнике). При этом развитие ФГА, а именно отсутствие менструаций в течение 6 и более месяцев, обусловливает снижение производительности и результативность спортсменки на 20%.  

Сами по себе небольшая масса тела и незначительное содержание жира не являются факторами, обуславливающими нарушения. В то же время доказано, что у бегуний с нормальной менструальной функцией не наблюдаются какие-либо расстройства питания. При этом у 80% сильнейших бегуний на средние и длинные дистанции, страдающих аменореей, обнаруживается анорексия, булимия (в том числе «спортивная булимия») либо иные нарушения питания (См. в источнике). 

Интересно, что девушки негроидной расы в меньшей степени подвержены таким рискам, поскольку у них значительно слабее проявляются негативные устремления, обусловленные представлениями о размерах и форме фигуры, по сравнению с девушками европеоидной расы (См. в источнике).
 

Таким образом, только лишь физические нагрузки не оказывают негативного влияния на здоровье спортсменки. Какая-либо надежная статистика о том, что между активным спортом и сбоями цикла есть прямая связь, отсутствует. Проблема в том, что по умолчанию тренировочный процесс направлен на видоизменение тела с целью достижения его оптимальных массы и состава: поддержание энергетического баланса не является целью тренировки. Нарушения происходят тогда, когда есть сочетание факторов — диета, спорт, стресс — наличие какого-либо одного изолированно не может вызвать серьезный гормональный сбой. 

ФГА, а вернее, снижение уровня эстрогенов ведет к третьему компоненту триады — снижению плотности костной ткани, что, в свою очередь, чревато рисками травм — в отсутствие менструаций усталостные переломы встречаются гораздо чаще (См. в источнике). При этом разрежение кости может оказаться необратимым: даже применение различных стратегий гормонального замещения не позволяет существенно повысить плотность ткани (См. в источнике, а также здесь и здесь). Это, в свою очередь, имеет отдаленные последствия — остеопороз, более характерный для периода постменопаузы. Например, в одном исследовании, которое цитируют авторы учебника «Физиология спорта и двигательной активности» Джек Уилмор и Дэвид Костилл, установили, что плотность костей у спортсменок, страдающих аменореей, чей средний возраст составил 24,9 лет, была такой же, как у женщин среднего возраста 51,2 года. Занятия спортом не всегда защищают женщин от деминерализации костей, несмотря на распространенное мнение об обратном. 

В конечном итоге клиническим последствием аменореи является временное бесплодие. Также не исключены неблагоприятные последствия для сердечно-сосудистой системы в более зрелом возрасте, так как эстроген, секреция которого нарушается, кроме всего прочего, оказывает кардиопротекторное действие (См. в источнике). 
 

Триада нередко остается нераспознанной. Это связано с распространенной убежденностью в том, что нарушение цикла — нормальное следствие тренировок, а потеря массы тела — благо для спортсменки.

Но есть и хорошие новости. Триада не приговор. 

Обнаружив более чем месячную задержку менструаций, спортсменка должна отнестись к этому серьезно. Иные компоненты триады — ломкость костей или нарушения питания диагностируются в последнюю очередь, так как в первом случае нужны специальные исследования, а во втором — объективный взгляд со стороны. Поэтому аменорея — то, что позволяет предотвратить более серьезные проблемы в будущем. Исключив иные причины сбоя: беременность, патологию яичников или нарушения функции гипофиза, — необходимо приступить к лечению.

Что рекомендуют делать врачи и как избежать знакомства с триадой на практике — об этом в заключительной части моей истории. 

За помощь в подготовке материала выражаю особенную благодарность гинекологу-эндокринологу, кандидату медицинских наук Дмитрию Гусеву и врачу спортивной медицины и медицинской реабилитации, преподавателю кафедры спортивной медицины и реабилитологии Первого МГМУ им. И. М. Сеченова Эдуарду Безуглову.

Фото:  i.pinimg.com, mayday.rocks, Иван Барышев, inc-news.ru, facebook.com.