Николай Волков: «Бег на результат — это всегда страдание, а иначе просто никак»

Николай Волков: «Бег на результат — это всегда страдание, а иначе просто никак»

Статьи

Ольга Симакина
Ольга Симакина

Все публикации автора

Возможно, вам приходилось слышать имя Николая Волкова не так часто, но ему есть чем гордиться. Мастер спорта, бронзовый призер чемпионата России по марафону и также третий на Московском марафоне этого года, Николай нередко оказывается в тройке призеров крупнейших забегов страны. В беседе c RussiaRunning.Life атлет честно признался, что на автодроме в Сочи рассчитывал на личный рекорд, но совсем не ожидал попасть в тройку лучших. О прошедшем марафоне, упорной работе и преодолении трудностей — в интервью Николая нашему журналу.

Николай, наши поздравления! Как вам бежалось?

Спасибо! Впервые бежал на такой ровной трассе, потому что обычно это была Москва с ее холмами, или с погодой как-то не везло. Сегодня было прохладненько, гладко, единственное странное ощущение — это будто бег в коридоре и забор, забор, забор. Психологически было больше похоже на тренировку.

Как вы думаете, «бег в коридоре» может оказаться каким-то внутренним ограничением для марафонца?

Думаю, нет. Хотя, конечно, обстановка не разгружает голову. Когда бежишь по городу, виды меняются, здесь же — полностью рабочая атмосфера. Ребята были рядом, все время подхлестывали, и, если бы я остался один — наверное, было бы тяжело. 

Чувствовали на себе некое давление конкурентов рядом?

Меня сильно подгоняло ощущение, что я бегу рядом с лидерами, и ничего не будет понятно до последних метров. Конкуренция была, и я чувствовал, что со мной бегут ребята, которые стоят выше в российской табели о рангах спортсменов. Какие-то метры мне удалось даже лидировать.

Да, и в такие моменты лидерства у вас проскакивала мысль: а вдруг получится?..

Ну, я же чувствовал, что не получится (смеется). Я старался адекватно оценивать свои силы. Самый апогей гонки случился на седьмом круге, на развороте на 42 километра. Мы поворачиваем и видим, что к той связке из трех человек, которой мы бежали в тот момент, сзади набегают еще двое. Причем с таким воплем, что казалось, они сразу окажутся рядом. Я разговаривал с Федей Шутовым, и он признался, что даже как-то испугался от неожиданности (смеется). Я думал, что сейчас мы добежим втроем и между собой разберемся. Оказалось, что тройка призеров могла быть наказана еще двумя преследователями: Русланом Хорошиловым и Алексеем Полтановым. Так что на последней «полторашке» пришлось поработать.

Комментаторы гонки не раз обращали внимание на то, что время от времени вы делали движения руками, похожие на те, что помогают при сильных болях. Что же случилось?

Признаюсь, периодически у меня прихватывало печень. Тренер советовал поднимать руки, делать глубокий вдох, чтобы диафрагма поднялась — и затем резкий выдох. На 35-м километре все эти ощущения начали подкатывать, и я подумал — все, конец, а ведь все так хорошо складывалось. Но, к счастью, отпустило. 

После того, как на трассе у Юрия Чечуна случилась заминка с питанием, он упомянул, что не получилось идеально вовремя сработать со своей командой. А как у вас с этим обстояли дела?

Мы сработали на пятерку с плюсом. Мою команду представляет рекордсмен России по марафону Алексей Соколов. Он человек знающий, всегда меня направляет и как никто другой понимает важность того, чтобы я питался и комфортно бежал. 

Николай, что вы можете сказать о своем беговом сезоне и годе в целом?

Год был странный. Сначала готовились к апрелю, потом все отменили. Затем готовились к кубку страны в Омске — тоже отменили. В сентябре побежал на Московском марафоне, ничего от него не ждал, а в итоге стал бронзовым призером. Если честно, здесь, в Сочи, я рассчитывал на личный рекорд, но не думал, что попаду в тройку. Я заранее созванивался с тренером, и он сказал: «Если выбежишь из 2:16, я поставлю тебе пятерку с плюсом». У меня получилось даже на 45 секунд быстрее, чем планировалось. Поэтому можно считать сезон успешным. 

У вас есть личный рецепт успешного марафона?

Марафон — это отдельная история, особого рецепта нет. Думаю, если бежать средние дистанции до 21 километра, там все можно предсказать. На марафоне после 30-го километра может случиться все, что угодно: тяжесть в ногах, судороги. Особенно неприятным может быть закисление, когда чувствуешь, будто к тебе прибавили еще два твоего веса. А на 33-35 километре еще и болит задняя поверхность бедра. Бороться невозможно, только терпеть. Все держится на терпении и силе воли. 

Недавно где-то прозвучала фраза «марафон — это всегда страдание. Медленно бежишь — страдаешь 4 часа, быстро бежишь — всего лишь 2 часа». А вы всегда страдаете?

Хорошо сказано! Я тоже страдаю, и даже на тренировках. Наверно, бег на результат — это всегда страдание, а иначе просто никак. Пока не семимильными шагами, но я двигаюсь вперед. Слишком амбициозные цели вроде олимпийского норматива ставить пока рано.

Фото: @topligarun