Омский бегун Иван Давыдов завершил 52-дневный благотворительный пробег по Кавказу

Омский бегун Иван Давыдов завершил 52-дневный благотворительный пробег по Кавказу

Статьи

Ольга Симакина
Ольга Симакина

журналист

Все публикации автора

Житель Омска Иван Давыдов завершил свой 52-дневный пробег по Кавказской тропе. Мы следили за беговым путешествием Ивана и рассказывали вам о его пути, но вкратце напомним: забег стартовал 2 сентября в горном Дербенте, прошел по семи регионам и закончился спустя 1250 километров в поселке Лазаревское возле Черного моря. 

На долю ультрамарафонца выпало немало испытаний, но он сумел взойти на Эльбрус, познакомиться с десятками людей, а ещё помочь собрать средства для детского хосписа в Омске и привлечь внимание к развитию пешего туризма на Северном Кавказе.

«Делаю поклон всей дороге, что позади. Не я один делал этот проект. Все кто подбадривал из-за дня в день, советовал, переживал, помогал финансово, делился едой и кровом, вселял надежду, верил. Это заслуга всех нас, все мы внесли частичку, без вас я не смог бы завершить забег», — написал Иван в своем Инстаграме в конце путешествия. А с чем еще пришлось столкнуться этому смелому и выносливому человеку на пути к своей цели? Читайте в интервью с ультрамарафонцем для журнала RussiaRunning. 

Иван, сколько регионов включал ваш маршрут? Сколько дней вы потратили на свой большой пробег?

В планах было пробежать 1250 километров, столько я и пробежал. Не все удалось сделать точно по маршруту, несколько раз пришлось объехать снежные перевалы, потому что их было ну никак не пробежать. Мой забег начался 2 сентября с Дербента и закончился в Лазоревском (Краснодарский край — прим.). В пути провел 52 дня, был и отдых, а в день пробегал в среднем 33 километра. Прошел через Дагестан, Чечню, Ингушетию, Северную Осетию, Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкессию, Краснодарский край и Адыгею.

Изначально идея была пробежать Кахетию и Сванетию (Грузия — прим.), а затем двинуться в сторону Кавказского хребта. Пандемия внесла свои коррективы, поэтому получилось сбегать именно здесь. Я давно хотел побывать в этой части Кавказа, а еще хотелось быть этаким первопроходцем. Мне попались люди, которые разрабатывают здесь Кавказскую тропу, и вместе мы начали осуществлять этот проект. 

Были ли сопровождающие? Что несли с собой на протяжении маршрута?

Изначально были даже напарники. Но у кого-то что-то не получилось, проект был сложный, долгий, требовал больших физических и денежных затрат. На определенных участках ко мне присоединялись разные люди — на полдня, максимум на один день. В основном это были беговые клубы, одиночные бегуны, кто, как говорится, в теме. Сопровождающих не было, если не считать одного инспектора, который в мой первый день в Дагестане немного следовал за мной на автомобиле. В остальном я был один.

Нес с собой рюкзак объемом 32 литра, в который вмещалась палатка, спальник, теплые вещи, какая-то еда, печка, фонарики, спички, ножи, записные книжки и прочие мелочи.

Всегда удавалось найти ночлег? 

В 70-80% случаев ночлег удавалось находить у администрации и глав поселений. Где-то приходилось снимать гостиницу или хостел, а ближе к концу пути я ночевал в палатке. Когда спускался с перевала на высоте 2700 метров, пришлось заночевать в палатке среди льда и снега. Где-то принимали знакомые и друзья, встречали альпинисты и бегуны, спасатели и пастухи — простые люди, которые встречались в пути.

Как местные жители относились к вашему челленджу? Все ли были дружелюбны?

К моему удивлению, на Кавказе люди приняли мою идею очень хорошо: никто не сказал плохого слова, все с пониманием отнеслись. Никто не сказал «делать тебе нечего». Люди жали мне руку, когда узнавали, какие цели я преследую — в том числе благотворительные. Спрашивали, как помочь и не видели ничего необычного в том, чтобы пробежать в день 40-50 километров, потому что им самим порой приходится преодолевать такие расстояния. 

Повезло ли с погодой и что скажете о видах Кавказа?

С погодой не повезло совсем (смеется). В Ингушетии стала сильно портиться погода, и после Военно-Кавказской дороги меня окутал туман, который буквально преследовал и держался три недели. Все «старожилы» говорили, что давно уже не помнят такой погоды. Снег, туман, влажность, холод — все это немного затрудняло мое движение, особенно перевалы. У меня была надежда на «бархатный» сентябрь, особенно ближе к морю. Ничего подобного! У моря тоже было очень холодно.

Были ли реально опасные ситуации?

Все опасные ситуации были связаны с холодом. Приходилось встречаться с кабанами и шакалами, но это не было сложным, нет. Восстановиться после холода не всегда удавалось. Тяжело было утром, когда надевал холодные вещи и снова трогался в путь. Холодовая усталость имеет способность накапливаться, поэтому с каждым днем было все тяжелее и тяжелее. Организм «уходил в минус», и я начал это чувствовать. Хотя, чтобы это произошло, надо очень постараться!
Была пара падений, и хорошо ударялся, и падал даже. Были опасные участки, где пришлось прыгать со скал. В Карадахской теснине я упал на камень и, слава богу, свалился на рюкзак. Уже знал, что падаю, поэтому успел наметить место и скинуть рюкзак, а потом уже полетел за ним (смеется).

Как справлялись с перепадами высот?

Высоты были, конечно, сумасшедшие. Как справляться? Нужно хорошо восстанавливаться: еда, сон, тепло и какие-то массажи-бани, но это уже второстепенное и не всегда получается. Перепады высот были очень жесткие: на одном небольшом участке в 50 км встречались по два-три перевала в день. Уже потом опытные путешественники писали мне, что нельзя каждый день проходить по перевалам. Колени начали это чувствовать и болеть, хотя никогда раньше такого не было. До сих в подъемах начинают немного ныть. 

Удалось ли искупаться в Чёрном море, как планировали?

Да, конечно! Прямо сейчас я сижу у моря. Когда только прибежал в Лазоревское, сразу же окунулся, хотя волны были приличные. Искупаться было одной из моих задач, и я ее выполнил.

Иван, расскажите про благотворительную цель. Сколько средств удалось собрать?

Сбор был, но сколько точно перевели — я не могу сказать. Все средства проходили через фонд, и там все открыто и прозрачно. Чисто физически я не смог бы проконтролировать поступление денег — не было времени, да и сил тоже. Когда я вернусь домой, то обязательно узнаю, что в итоге получилось.

Какой опыт должен быть за плечами, чтобы решиться на такой ультрамарафон? И готовились ли вы к нему специально?

Специально не готовился. Была подводка: в июне я бежал Саянское кольцо 1200 км. Мне надо было восстановиться, а некая форма уже была. В течение года стараюсь поддерживать свое физическое состояние. Здесь важна закалка, причем как физическая, так и большая психологическая. Тут главное — не травмироваться, подойти к такому забегу свежим, умиротворенным. Должен быть опыт, больше 5 лет точно стоит побегать. Чтобы бегать ультрамарафоны, нужно хорошо знать свой организм. Как он отреагирует на холод и экстренную ситуацию, как поведут себя мышцы, как будет реагировать замерзший мозг, какие будет подавать сигналы спина в ответ на 8-килограммовый рюкзак. Думаю, что 2-3 года — будет маловато, но все придет с опытом. Побегайте, походите в горы, пообщайтесь со знающими людьми, кто бегает подобные ультрадистанции.

Расскажите, чем вы занимаетесь в обычной жизни?

В обычной жизни я экономист, работаю удаленно. Из увлечений — закаливание, бег, баня, походы и путешествия. На другое особо времени и не хватает (смеется).

Кто вас поддерживает в ваших задумках?

Меня поддерживают все вокруг (смеется). Читатели, люди вокруг. Кто-то может поддержать финансово: обычно это небольшие суммы, многие поддерживают морально. Моя семья, друзья и все окружение спортивное, новые знакомые по пути очень мне помогали.

Есть ли планы на новые свершения и подвиги?

Планы есть интересные, много маршрутов намечено. Это Кахетия и Сванетия, хочется вернуться на Памир и сделать там кольцо, в Киргизии есть очень красивый маршрут. В следующем году наверняка сбегаю из Тувы на Алтай, вдоль тайги. А там посмотрим. 

И мы тоже обязательно посмотрим за новыми забегами Ивана Давыдова! Желаем ему удачи!

Фото предоставлены Иваном Давыдовым

Что еще почитать:

Руслан Шакин бежит вокруг света

Высоко бежит: скайраннер Юрий Штанков и его философия спорта

Уехать из Москвы и заняться любимым делом — опыт победительницы ультратрейлов Ксении Авдеевой