Высоко бежит: скайраннер Юрий Штанков и его философия спорта

Высоко бежит: скайраннер Юрий Штанков и его философия спорта

Статьи

Ольга Симакина
Ольга Симакина

Все публикации автора

Двукратный чемпион России по скайраннингу, мастер спорта по альпинизму в дисциплине Skyrunning, член сборной России, призер международных соревнований на ультрадлинных дистанциях, победитель многочисленных российских горных соревнований — и это все о Юрии Штанкове. Сил и энергии этого храброго духом парня, любящего высоту, хватает на все. Он успевает организовывать свой фестиваль скайраннинга в Красноярком крае, бегать по Олимпу, Италии и Черногории, стабильно становится призером горных ультратрейлов и мечтает собрать свой беговой кэмп. О любви к горам, бегу, мыслях на длинных дистанциях и преодолении себя — Юрий рассказал от первого лица в интервью нашему журналу.

Юрий Штанков: что такое скайраннинг? Это дисциплина альпинизма, поэтому обязательным условием является забегание на вершину горы. В то время, как близким понятием кажется трейлраннинг — это бег не по асфальту, но и необязательно по горам и на вершину. Я бы сказал, любой скайраннинг — это трейл, но не любой трейлраннинг — это «скай».

У меня не было беговой истории: изначально я не занимался легкой атлетикой ни в школе, ни самостоятельно. В 21 год я поучаствовал в соревнованиях по бегу с препятствиями на склонах горнолыжного курорта неподалеку от Нью-Йорка. Мне понравился такой вид бега: вверх-вниз, по горам и лесам, чтобы было красиво вокруг. Асфальт меня никогда не привлекал, как и стадионная дорожка, мне нравятся «техничные» поверхности — камни, корни, тропинки. Когда я вернулся из Америки в Россию в 2014 году, то просто загуглил «бег в горах» и обнаружил, что на тот момент скайраннинг у нас уже был, а трейлов не было. Поэтому побежал «скай», а потом уже перешел к трейлам в горах.

Физическую подготовку я стал приобретать уже в процессе. Первый старт пробежал летом 2011 на том самом курорте, и на нем я просто умер, причем три раза. Умирал, возрождался и думал, сколько раз еще нужно умереть, чтобы дойти до финиша? Каждое новое препятствие меня просто убивало. Помню, как нужно было проползти вверх по склону под колючей проволокой. Была сильная жара, я перегрелся, у меня ужасно болела голова и все тело, а полз я по замерзшей земле, весь ободранный, измученный и снова умирающий. Когда я оттуда вылез, то подумал: теперь я могу все, я готов ко всему! Конечно, я ошибался, и следующее препятствие убило меня еще больше. На финише понял, что к подобным гонкам я не готов совершенно. Посмотрел результаты лидеров и расстроился: неужели я в такой ужасной физической форме, что подготовленные ребята настолько меня опережают? Мне стало интересно, смогу ли я достичь такого уровня, чтобы бегать и соревноваться с лидерами в одной группе. Я много читал, например, книги ультрамарафонца Скотта Джурека, Кристофера Макдугалла. Мне помогала команда по бегу из колледжа в Колорадо, где я учился. Два года упорных тренировок мне потребовалось, чтобы попадать в тройки подобных забегов. Оттуда пошла моя любовь к горным стартам и определенная база, которую я наработал.

Честно говоря, я был шокирован своими первыми стартами в России. Это были старты в Красноярске, зимой, по снегу, по крутым холмам и склонам. Там я тоже помирал и думал: «Ну как, что нужно сделать, чтобы не умирать на этих стартах?». Ответ прост: нужно тренироваться, причем постоянно, потому что прогресс очень быстро теряется. Стоит сделать паузу в 2-3 недели, и наработанный уровень начинает падать. Нагрузку нужно увеличивать постепенно, по определенному плану и иметь представление, что нужно делать. Поначалу я бегал как сумасшедший на максимуме, пока сердце и мышцы не отказывали. Приходил домой с уверенностью, что я молодец и все правильно делаю, выложился по полной. 

Затем я выяснил из опыта других спортсменов и своего собственного, что подходить к тренировкам нужно по-другому. Нарабатывать объем в плане длины и времени на дистанции, силовую базу — особенно для бега в горах. Чтобы хорошо бегать в гору и с горы без травм, чтобы мышцы выдерживали нагрузку, нужно тренироваться в зале, с весами, делать специальные силовые упражнения в горах.

До середины декабря я был в Кисловодске, и здесь в лесу я нашел много интересных, быстрых тропинок, где все тренируются. Если честно, мне там не по себе: там много быстрых асфальтовых бегунов, и я будто не в своей тарелке. Пробегают быстро, тренируются упорно, царит высокая конкурентность, здесь энергетика борьбы. Да, у меня тоже неплохие результаты, но я считаю себя любителем. Это от слова «любить» — я действительно люблю бегать по тропам и горам, но у меня нет приверженности к разным коротким тренировкам по одному и тому же закатанному в асфальт маршруту. Мне кажется, я бы сошел с ума, если бы пришлось гонять себя туда-обратно по одному и тому же месту в лесу.

Я люблю элемент приключения, путешествия, единения с природой, и мне кажется, эту философию разделяют со мной многие трейлраннеры. Это опыт нахождения в горах, одиночества, возможность увидеть красоту и в то же время испытать себя: насколько далеко я смогу убежать? Смогу ли я вернуться обратно?

Кстати, история о возвращении обратно. Это был мой первый неофициальный ультрамарафон. Я нашел по картам тропу и выбежал из общежития университета Колорадо в направлении одной горы. Решил просто побежать через перевал до парковки с другой стороны. Понадеялся, что там окажутся добрые люди, которые подберут меня и довезут обратно домой. Оказалось так, что через шесть часов в пути я добежал до перевала, который оказался завален снегом из-за сошедшей лавины. Снега было по грудь, стало темнеть, а я не взял фонарик и перекус. Это должен был быть финиш, но по причине завала мне пришлось повернуть и идти обратно. Склоны обледенели, я еще и стал искать короткий путь, связи не было, друзьям позвонить не смог. В итоге я прошел, пробежал 90 километров за 24 часа и только потом смог выйти к цивилизации.

К чему нужно быть готовым человеку, который решил уйти в трейл? Во-первых, к тому, что может закончиться тропа и встретиться все, что угодно: курумник, камни, грязь, валуны. К этому нужно быть готовым морально, технически и физически — переходить постепенно от асфальта к грунтовым тропам. Во-вторых, стоит позаботиться о подходящей экипировке: хорошие кроссовки, ветровка, рюкзак или жилетка с гидратором. Наконец, километраж на асфальте не соответствует километражу в горах, поэтому обязательно нужно смотреть набор высоты. В горки с сильным уклоном просто невозможно забежать, туда нужно заходить. А еще три часа в горах могут заключать в себе самое разное расстояние — это зависит от рельефа, поверхности под ногами, набора и сброса высоты. 

Почему трейлраннинг вызывает интерес у бегунов? Мне кажется, это история про преодоление себя.  Ты ставишь себя в такие контролируемо экстремальные условия, где ты вроде бы можешь не добежать, но в то же время тебя всегда могут эвакуировать организаторы. Это тот момент, когда преодолеваешь сложности и ощущаешь боль, страдания, а после финиша ощущаешь себя героем с мыслями «да, я сделал это, я такой крутой!». Это запоминается на всю жизнь. Многие бегуны снова возвращаются на старты в те места, где было труднее всего. Хочется подготовиться лучше, снова пройти эти испытания. А потом можно долго рассказывать людям о том, что пробежал 100 миль или 40 часов и видеть их вытянувшиеся лица. 

Чтобы понять, насколько тебе хорошо, надо почувствовать, насколько тебе плохо. В какой-то момент повседневная жизнь становится обыденной, мы перестаем ценить то, что имеем. Затем мы оказываемся в экстремальных условиях, где приходится бороться с болью и усталостью, а иногда думать, не сойти ли с гонки. Так начинаешь ценить элементарные вещи и комфорт, которые у тебя есть. 

Чтобы замотивировать себя идти дальше и расти, нужно ставить высокие цели. Например, мне уже недостаточно чемпионата России, и я все больше заинтересован в мировых гонках. Сейчас есть соревнования выше уровня этапа кубка мира, поэтому я готовлю себя к таким целям. Глядя на лидеров мировых гонок, приходится себя ловить на мысли «я же чемпион России, почему не могу обогнать этих ребят, неужели я в такой плохой форме?». В следующем сезоне мне очень хочется попытаться побороться за приз на одной известной и крутой гонке. Предел возможностей, конечно, существует, но всегда находятся новые уникумы, которые показывают потрясающие результаты. Иногда, когда я бегу долго, включается внутренний голос: «Юра, ну зачем ты опять это делаешь, ну бегал же свои тридцатки, что тебе еще нужно?». Но затем ты договариваешься со своим внутренним нытьем, вспоминаешь причины, по которым не можешь сойти, уходишь в какое-то созерцание всего вокруг — и просто движешься вперед.

Фото предоставлены Юрием Штанковым (inst /yury.shtankov)