Зима недаром злилась: Петр Жариков и его абсолютная победа на Mad Fox Ultra 2023

Зима недаром злилась: Петр Жариков и его абсолютная победа на Mad Fox Ultra 2023

Статьи

Ольга Симакина
Ольга Симакина

журналист

Все публикации автора

Двое суток беговое сообщество следило за Valhalla Race — 160-километровой титульной дистанцией ультрамарафона Mad Fox Ultra под Переславлем-Залесским. Сугробы по пояс, метель, холод, длинные ночные переходы, знаменитая труба с водой и цепочка из 214 участников. До финиша дошли только двое: Пётр Жариков (28:29:50) и Дмитрий Романюк (28:36:53), которых разделили 7 минут.
Многие сходятся во мнении, что эта победа далась сильнейшим. В этом году Пётр выиграл чемпионат и кубок России, а также стал МСМК по суточному бегу; в июне Дмитрий первым финишировал на 952-километровом ультратрейле «Армагеддон», а в сентябре был вторым на 100-мильной Vottovaara Mountain Race.
Поговорили с Петром Жариковым о том, какой путь он прошёл до финишной черты на Mad Fox Ultra, почему без Дмитрия было бы очень тяжело на дистанции и к чему нужно быть готовым, когда выходишь на гонку протяженностью в 28 часов.

Пётр, перед стартом Valhalla Race чувствовали ли вы себя готовым к 160-километровой гонке по сугробам?

Хочется начать с того, что 2023 год был для меня наполнен множеством беговых событий. Было несколько промежуточных стартов и среди них — 100-километровый трейл в Никола-Ленивце, где я тоже занял первое место. Основным стартом был чемпионат России по суточному бегу в Волгограде, где под конец удалось вырвать победу в упорной борьбе.

В базовый период вместе с моим тренером Алексеем Белослудцевым занимался 5-6 раз в неделю рано утром до работы. Перед соревнованиями — 10-12 тренировок в неделю. В этом году объемы были стабильно 120-140 км, за месяц до суточных соревнований набегал 230 км в неделю. За две недели до Mad Fox получилось 160 км, а затем были лёгкие семь дней.

Mad Fox Ultra и стала вишенкой на торте под конец сезона. Я собирался бежать её ещё с 2020 года, но понимал, что тогда был не готов. Хотелось показать достойный результат, а череда побед подтолкнула меня решиться на сложную Valhalla Race. Не могу сказать, можно ли подготовиться к бегу именно в таких условиях, как были в этом году. Да, были тренировки по снегу, но это абсолютно отличалось от того, с чем мы столкнулись на трассе. В первую очередь, нужно было быть готовым морально, а с этим у меня проблем никогда не было.

Стала ли погода неожиданностью для вас? Был ли у вас опыт бега по сугробам раньше?

Не сказал бы, что погода была для меня чем-то удивительным. Всё-таки живем в России, зима снежная. Конечно, была надежда, что снега будет поменьше. Но когда за неделю до старта объявили про циклон Ваня, я понял, что будет тяжеловато.

За месяц я начал готовить экипировку — это главный момент в таких гонках. Много консультировался, и здесь мне помогла Анастасия Шарипова — чемпионка страны по суточному бегу. Она рассказала, что есть много нюансов.

Опыта бега по сугробам у меня не было. Большую часть тренировок я делаю на улице, но столько снега у нас не встречалось (Пётр живет в Удмуртии – прим. редакции). Сантиметров 10 — это, конечно, совсем другое.

Расскажите, как проходила гонка именно для вас.

Первые километров 50 было сложно назвать забегом. Мы шли вереницей друг за другом. Много усилий уходило на то, чтобы просто идти по снегу. У нас с тренером была тактика: возможно, отсидеться где-то в середине. Но когда за три часа мы прошли 10 км, я понял, как тяжело лидерам. Решил, что не могу такое себе позволить — сидеть у кого-то за спиной, поэтому вышел вперед и стал помогать ребятам.

Мы менялись, шли очень дружно до 48 километра. Двигались плотно — расстояние от лидера до замыкающего было примерно 500 метров. Дальше были беговые участки, где удавалось выйти вперед. А затем случилось так, что многих участников сняли из-за лимитов времени.

Было ли желание закончить гонку?

Такого желания не было вообще. Я настраивался, знал, что будет тяжело. В момент, когда мы шли пешком, я чувствовал себя комфортно и не уставал. Когда нужно было выйти вперед, приходилось работать — тут уже другая нагрузка, ноги забиваются. Мы с ребятами менялись и поддерживали друг друга, и это очень помогало.

Я бежал и наслаждался. Когда рассвело, были прекрасные пейзажи, время летело незаметно.

Какие навыки из суточного бега пригодились больше всего?

Пожалуй, все: выносливость; умение терпеть и убеждать себя; где-то прибавлять. Когда мы остались с Димой Романюком вдвоём, я понимал — мы поддерживаем друг друга, но в какой-то момент мне придётся оставить его и убежать вперед. То же самое и в суточном беге: ты начинаешь медленно и плавно, а потом наступает момент, когда нужно вырываться. 

Расскажите, чем питались на дистанции?

Тут было сложно. Я не люблю гели, а есть что-то другое в условиях зимы нет возможности. За всю гонку я съел очень мало. У меня было 10 гелей и несколько протеиновых батончиков, но есть не хотелось. Много пил — на каждом пункте питания пополнял запасы воды. Конечно, повторять свой опыт я не советую никому, это дело индивидуальное.

Я себя чувствовал комфортно, силы были, немного уставал — кушал. Когда не хотелось — не ел, хотя кто-то скажет, что это неправильно.

Интересно узнать о вашей экипировке. Какая вещь оказалась самой полезной?

Всё было расписано организаторами, в эти рамки я укладывался. Стандартно — кроссовки, гамаши, термобельё, слой флиса, куртка, перчатки, шапка, бафф, фонарик, палки не брал. В заброску брал сменную одежду, но на первой не успел переодеться, потому что не хватало времени. А на вторую, 112-й километр, был основной упор. Туда я положил полный комплект одежды, сухие носки и кроссовки. Вот что было самым полезным — переобуться, потому что к этому моменту у меня опухли ноги, и начало давить.

Кроссовки были на размер больше — в ультрамарафонах именно такие и нужны. На зимних ультрах нужны кроссовки минимум на два размера больше: внутри должны быть плотные водонепроницаемые носки, и в какой-то момент начинается дискомфорт, нужно дотерпеть.

Кроссовки (до 112 км) — Nike trail Terra kider
Кроссовки (после 112 км) — Salomon Speedcross 5
Куртка — Demix c мембранным покрытием
Тайтсы — Nike

По ощущениям, был ли Дмитрий Романюк сильнее? Вы рассказывали, что где-то помогали друг другу. Не было ли в этот момент соревновательных амбиций?

С Дмитрием мы познакомились на 50-м километре. Когда я ушёл вперед, то понял, что одному в таких условиях будет не то что тяжело — скорее, невозможно добежать до финиша. Нужен помощник. С Димой мы понимали, что вдвоём будет легче, а под конец просто победит сильнейший. С этим настроением мы и двигались до 140-го километра.

Дима знал, что я младше, и скорость у меня повыше. Иногда он говорил: может, ты убежишь вперёд? Я сказал, какой смысл? Мы помогаем друг другу, а в конце уже будем смотреть. Соперничества не было, а было дружеское отношение.

С Димой мы шли километров 80, меняясь через каждый километр. Сначала он впереди, потом я. Наша поддержка друг друга стала бесценной. Я понимал, что в одиночку мне бы было очень сложно, практически невозможно.

Советуем почитать: Дмитрий Романюк на финише «Армагеддона». Интервью с победителем самого длинного горного трейла в России

В какой момент гонки вы вышли вперёд? Было ли бежать одному труднее?

Как я и сказал, после 140-го километра я вышел вперёд. Там уже начался более-менее беговой участок — тропинки, люди. Не могу сказать, что до этого было невесело, но вокруг началось движение. Удалось переключиться на более высокий темп.

Одному здесь бежать было не труднее, потому что большинство тренировок я делаю один. Это привычка — бежать и контролировать себя. Сложнее с кем-то: когда бежишь и устаешь, а темп не подходит, начинаешь заходить в резервы организма, и под конец может не хватить. А тут я понимал, что силы есть, могу бежать быстро, поэтому пора наращивать преимущество.

Есть ли у вас желание пробежать Valhalla race снова? Может быть, хотите попробовать что-то подобное?

Пока не могу ответить. Знаю точно, моя жена против (смеется). Она очень переживала и долго ждала. Если честно, мне пришлось ей немного соврать: что бежать поменьше, и снега не столько. Когда она увидела всё на фото, то поняла, через что придётся пройти. Радость от победы всё перекрыла, но она сказала мне: давай такие гонки мы больше не побежим.

Интерес к дистанции после гонки этого года возрос колоссально. Что бы вы посоветовали тем, кто хочет пробежать Valhalla Race в 2024? Кому точно не стоит регистрироваться на забег?

Я советую продумать все нюансы, попробовать пройти сложные для себя участки. Надеяться нужно только на себя: на свою подготовку и силу воли. Надеяться на погоду — вдруг будет мало снега — не стоит. А вдруг будет ещё больше снега?

Если не готовы, то завляться лучше не стоит, потому что это действительно очень сложная гонка. Она может сильно повредить здоровью. Да, и 260 километров люди бегают за сутки, но здесь — другие условия. Ты двигаешься наедине с собой многие километры, уговариваешь себя, рассчитывать можно только на свои силы. Поэтому верьте в себя — и подготавливайтесь грамотно.

Фото: mysport.photo