Что означает перенос ОИ 2020 для ведущих легкоатлетов России?

Что означает перенос ОИ 2020 для ведущих легкоатлетов России?

Across the runiverse

Константин Кан
Константин Кан

Все публикации автора

24 марта стало официально известно, что Олимпийские игры 2020 будут перенесены на 2021 год (дата ещё уточняется). Мне сложно осознать, что такое огромное событие, в котором задействовано столько людей и корпораций, будет просто передвинуто на целый год вперёд. Но такие чувства у меня, обычного любителя лёгкой атлетики, который не зависит от Олимпиады. А что чувствуют люди, которые должны были ехать в Токио выступать? Что думают о переносе их наставники? Об этом я поговорил с двумя атлетами, выступавшими на чемпионате мира 2019, и тренером чемпионки мира.

Серебряный медалист чемпионата мира 2019 в беге на 110 м с барьерами Сергей Шубенков морально готов к таким подаркам судьбы

Всё шло к тому, что Игры перенесут, ничего особенного не случилось. Единственный вопрос был, на сколько перенесут? На год — логично. В остальном всё нормально. Ни шоков, ни расстройств. Не хотелось, конечно, чтобы переносили, но ладно. В общем и целом я с этим решением согласен. Конкретно с Играми у меня подход такой: перенесли и перенесли. Если сейчас начнёшь раздражаться и переживать, то всё равно ничего не сделаешь.

Думаю, от переноса проиграют все. В принципе это очень неблагополучная история, когда нужно двигать такое масштабное мероприятие, как ОИ. И денежных потерь будет много. И у людей, которые циклами живут по 4 года, а не как мы, что-нибудь собьётся в подготовке.

Почему я изначально был против переноса игр? В 2016 году после победы на ЧМ 2015 я был в топовой форме и  готов был врываться в олимпийский цикл, а нас осадили и отправили домой. Но ничего, Игры как-то без нас прошли. Мы пододвинулись и скорректировали планы. А вот когда у американцев проблемы начали возникать… Ну, давайте весь мир подвинется ради них!

Сложившаяся ситуация особо не влияет на мою мотивацию. Стараюсь отгонять от себя дурные мысли, и в принципе у меня это получается достаточно успешно. Но и сказать, что мне вообще всё равно, я тоже не могу. Была пара дней, когда я унывал. Вчера, например, подходил к тренеру жаловаться, что всё плохо и ничего не хочется делать, но он в ответ сказал: «Памятника тебе не будет, иди работать!».

Пока моя подготовка никак не поменялась. Наибольшее влияние на неё оказывают переносы стартов, это пока самое неприятное. Надо готовиться — мы готовимся, будем быстро бегать, круто соревноваться. Было бы только где. Май сейчас оказался свободен от соревнований полностью, в том числе и от российских. Сейчас начинают двигать июньские старты. А вот это может превратиться в проблему, потому что соревновательная практика может понадобиться, а взять её будет негде. Если не будет стартов летом, нужно будет как-то крутиться. В 2016 году же как-то находили соревнования.

Я потеряю в деньгах из-за отменённых и перенесённых стартов, но с ними попроще, чем с реализацией формы. Благо, я успел заработать и для меня этот фактор мотивации не первостепенный. Меня больше интересуют олимпийская медаль и рекорд Европы.

Чемпионка России и единственная российская марафонка, получившая нейтральный статус в 2019 году, Сардана Трофимова ждёт объявления новой даты ЧР и верит, что отсрочка может улучшить шансы попадания на ОИ российских легкоатлетов


Фото: Екатерина Зыкова

В связи с последними событиями мы уже подозревали, что Игры могут отменить, поэтому новость не застала нас врасплох. Кто выиграет, а кто проиграет от переноса, мы увидим в следующем году.

Перенос ОИ для меня — это ещё один год изнурительных тренировок, ещё один год сборов, скитаний с места на место, перелёты, переезды... Получается, плюс ещё один напряженный год, но в нынешней ситуации думаю, что это единственное правильное решение. Здоровье и жизнь — это самое важное. Ситуация серьёзная, и зная это, я не могу быть несогласной, хоть Олимпиада — это моя мечта, и цель, и главная задача в моей жизни.

ЧР (по марафону) перенесли на неизвестный срок, и для нас это держит в напряжении и подвергает опасности. Готовясь к чемпионату и пытаясь найти входы-выходы для полноценных тренировок (все понимают, что в домашних условиях невозможно подготовится к ответственному старту), мы все подвергаем себя опасности. Поэтому жду скорейшего решения ВФЛА насчет даты ЧР. Если делают, то пускай проводят уже в ближайшие сроки, чтобы мы могли стартовать и уйти на безопасный карантин, а если нет, пусть скорее говорят об этом.

Мы до сих пор на сборах и полноценно готовимся к чемпионату. Домой я поеду только после старта, ну, или в случае отмены или переноса на осень. Конечно, будет очень жаль, так как я в хорошей форме, и мне самой очень интересно узнать, на что я способна в этом сезоне. Если сейчас всё закроется на карантин, то поеду в Якутск, благо, дома есть беговая дорожка.

Везде надо искать плюсы, и главный плюс переноса — это шанс, что поменяется погода, и ВФЛА сможет добиться, что на ОИ поедут все выполнившие норматив.

После неудачи с ОИ-2016 можно сказать, я уже привыкла к таким новостям. Моя мотивация от этого никак не страдает. Да, есть досада, жалко потраченного времени и сил, но от нас ничего не зависит. Всё, что зависело, мы уже сделали и делаем со стопроцентной отдачей.

Для Светланы Абрамовой, тренера чемпионки мира по прыжкам с шестом Анжелики Сидоровой, перенос Игр — это определённость


Фото: Екатерина Зыкова

Для меня, как для тренера, перенос означает две вещи. С одной стороны, это не очень приятно, потому что всё затягивается и оттягивается. С другой стороны, это некая ясность. Для всего мира это неприятная неожиданность, но мы в состоянии неопределенности живём долго, и какая-то адаптация уже произошла. Учитывая, что у нас не было нейтрального статуса, у нас эта неясность удваивалась, утраивалась, учетверялась, а сейчас Олимпиада отодвинута, и с этой точки зрения перенос воспринимается полегче.

От переноса Игр никто из спортсменов не выиграет. Но есть психологический момент. Как ты настраиваешься на старт, на сезон, на какую-то неприятность. Думаю, для зарубежных спортсменов это больший удар, нежели для наших. Мы научились работать в состоянии неопределённости, для них это что-то сверхъестественное. Но это, скорее, просто закалка. Сказать, что для нас это плюс, а для них — минус, я не могу.

Сложившаяся ситуация сказывается на ритмичности подготовки. Каждое соревнование, предшествующее главному, — это подготовка к нему. На каждом соревновании мы отрабатываем что-то, и когда есть эта ритмичность в стартах, нам легче построить и техническую, и психологическую подготовку. Да, это сложно, неприятно, приходится выполнять какие-то лишние условия, но мы привыкли.

Главным стартом сезона сейчас становится чемпионат Европы в Париже или финал Бриллиантовой Лиги. Всё зависит от того, будет ли нейтральный статус и как долго он продлится. Очень сложно говорить о планах, будем подстраиваться. Помимо подготовки к конкретным стартам, у нас есть ещё и планы в отношении техники прыжка, мы должны ещё кое-что улучшить.

Сейчас мы немного затягиваем подготовительный период, и если сезон всё-таки откроется, то мы начнём немного позже, чем обычно. Если летом не будет стартов, то будем придумывать их сами. Соревнования — это проверка того, что наработано на тренировках. Если нет возможности показывать результат на главных стартах, значит, будем делать контрольные мелкие, на которых проверим, в правильном ли направлении мы движемся.