«Миша смог. Значит, и мы сможем!». Интервью с Михаилом Гершманом

«Миша смог. Значит, и мы сможем!». Интервью с Михаилом Гершманом

Интервью

Олеся Омельченко
Олеся Омельченко

журналист

Все публикации автора

Иногда нам лень выйти на пробежку, иногда планы нарушают обстоятельства или проблемы со здоровьем, а иногда в голове и вовсе появляется вопрос ― а нужно ли всё это? Такие же сомнения и обстоятельства возникали на жизненном пути героя нашего сегодняшнего интервью Михаила Гершмана. Вдохновляющей историей удивительного человека с несгибаемой волей и любовью к движению мы хотим поделиться с вами. 
Осенью этого года на полумарафоне «Северная столица» одним из ярких и запоминающихся моментов был финиш 85-летнего участника дистанции 10 километров. Этим участником был Михаил Гершман из Санкт-Петербурга, беговой путь которого начался ещё в далеком 1952 году.

Михаил Бенционович Гершман родился в Ленинграде в 1935 году. Во время войны он был эвакуирован в Куйбышевскую область, где он увлекся шахматами и футболом. А с 1945 года, когда вернулся в Ленинград, главным увлечением стал спорт. Всё свободное время Михаил проводил или на стадионах Крестовского острова, где занимался футболом, волейболом и теннисом, или во Дворце пионеров и школьников, где играл в шахматы. В 1952 году Михаил Гершман окончил школу и поступил в Ленинградский технологический институт им. Ленсовета, где начал заниматься в секции лёгкой атлетики. 

«Успехи были средненькие: под второй разряд на 1,5 км и на 100 м (11,6 сек). Одновременно на общественных началах превратился в физкультурного организатора и, будучи со второго курса председателем совета физкультуры своего факультета, благодаря организованности и массовости, вывел его на первое место в спартакиаде института»

После окончания института Михаил Гершман по распределению попал в научно-исследовательский институт, где помимо научно-исследовательской деятельности, занимался физкультурно-массовой работой. 

«В спартакиадах института наш отдел чаще всего становился победителем. В нынешней терминологии можно назвать это волонтёрством, которым я занимался где-то около 40 лет с 1952 года».

Михаил, в своих дневниках вы писали о том, что первая волна увлечения оздоровительным и соревновательным бегом в мире появилась в 60-х – 70-х после публикации книг Гарта Гилмора «Бег ради жизни» и «Бег с Лидьярдом» (написанная в соавторстве с Артуром Лидьярдом). Как раз в это время после 14-летнего перерыва в занятиях спортом к беговому движению примкнули и вы. На вас тоже повлияли эти книги? Вдохновлялись ли вы раньше кем-то,когда начинали бегать?  

И книга Лидьярда, и книга Гилмора, и книга Купера, и некоторые другие, но моим кумиром был рекордсмен мира и дважды олимпийский чемпион 1956 года Владимир Куц.

Благодаря чему не бросили тренировки, ведь 14 лет ― это долгий перерыв, и, наверное, было сложно втянуться? 

Суть первой причины может быть выражена крылатой фразой «Бег ради жизни». Конечно, это слишком громко сказано. Однако практически полное отсутствие физических нагрузок у работников умственного труда, к которым принадлежал и я, до добра не доведёт. Понимая, что «мышечный голод» никакими тонизирующими напитками типа «Байкал» не компенсируешь, я и приобщился к клану любителей бега.

Второй причиной стали лишние килограммы, которые я приобрёл за 14 лет после окончания института. Это совершенно не устраивало меня с точки зрения перспектив здоровья и с эстетической точки зрения. Программа минимум, которая заключалась в том, чтобы хотя бы остановить прирост веса, была достигнута практически сразу. Снижения веса в первое время добиться никак не удавалось, но после того, как я стабилизировал свои занятия бегом и увеличил нагрузки, появились положительные сдвиги.

Причина третья, по которой я не прекратил занятия бегом ― это желание не капитулировать перед трудностями, довести начатое до конца. Могу сознаться, что в первое время для занятий бегом я затрачивал больше усилий не физических, а волевых. После тяжёлого рабочего дня было трудно заставить себя выйти на пробежку и пройти намеченную дистанцию полностью.

Но тяжелее всего было заставить себя возобновить пробежки после упомянутых мною ранее продолжительных перерывов. Превращаться для меня в привычку бег стал лишь после того, как я перешёл на тренировки по утрам.  

Расскажите, как продолжились ваши занятия бегом после долгого перерыва?

Первые три с половиной года я бегал вечерами после работы по 3 км от двух до шести раз в неделю. Бывали и длительные перерывы по 2-3 месяца, связанные, в основном, с простудными заболеваниями и последующими осложнениями. С 1975 года, когда время начала работы изменилось с 8 часов на 9 часов утра, у меня появилась возможность использовать утреннее «окно» для бега. Это позволило сделать пробежки практически ежедневными. С лета 1976 года один раз в неделю, как правило, по субботам, стал пробегать по шесть километров, а вскоре и по десять. Так мне удалось существенно повысить пробегаемый мною километраж, который в 1977 году составил почти 1700 километров вместо 460 километров 1972 года.

Начиная с 1978 года стал изучать специальную литературу, многое почерпнул от совместных тренировок в клубе любителей бега «Спартак». Постепенно увеличивал беговые объемы, бегая на работу и с работы, и довёл их до 5-6 с лишним тысяч километров в год. Работал и над скоростью. Попутно расширил свои ежедневные записи в спортивном дневнике, добавив средний темп прохождения тренировочной дистанции, темп на скоростных отрезках, маршрут дистанции, стал кратко записывать своё физическое состояние, травмы, заболевания и т. п. Более подробно отражал условия на соревнованиях и фиксировал в дневнике время на отдельных участках каждого пробега.

С 1981 года по 2005 год регулярно участвовал в марафонских и сверхмарафонских пробегах. Позади всего 65 марафонов и более 20 сверхмарафонов, включая 100-километровые, суточные и многодневные пробеги.

В своей возрастной категории становился призёром на пробегах «Дорога жизни», «Белые ночи», Пушкин — Ленинград и победителем в менее престижных соревнованиях Сестрорецкий марафон, Гатчина — Пушкин и др.

Начиная с 90-х годов, мои результаты стали снижаться, как в силу возраста, так и из-за постоянных травм поясничного отдела позвоночника, коленных и тазобедренных суставов и по-моему из-за их лечения физиотерапевтическими и лекарственными способами, которые, как говорится, не только лечат, но и калечат.

Расскажите про свои впечатления от марафонов и сверхзабегов. Как начали их бегать и какую роль они сыграли в вашем беговом пути?

После того, как я первый раз пробежал забег «Пушкин ― Ленинград» в 1981 году по приглашению ребят с регистрации попал в клуб любителей бега «Спартак». Там довольно быстро, благодаря спортивной базе, заложенной в студенчестве, оказался в передовиках и уже через месяц принял участие в первом марафоне по маршруту Сестрорецк — Новосёлки и обратно, где показал результат 3:23:56. И свои впечатления от участия я выразил в статье «Отрывочные мысли на бесконечном пути»

После того, как в январе я пробежал первый зимний марафон, снова поделился своими мыслями и уже в стихах «Впечатления различных поэтов, если бы они приняли участие в пробеге»:

Друг ты мой сердечный, друг заиндевелый,
Что бежишь, качаясь по дороге белой?
Или скучно дома, или мало дела,
Или нет другого испытанья телу?
Нет, порядок дома, и работе рад я.
Бег же наслажденье и души отрада!

Личный рекорд в марафоне я установил в 1987 году на первенстве Ленинграда в возрасте 52 лет ― 2:49:41.

Чаще всего я участвовал в сверхмарафоне «Ленинград ― Выборг» ― в 8 стартах с 83 по 94 годы. Он регулярно проводился с конца 70-х годов по 94-й и был визитной карточкой самого многочисленного клуба любителей бега в СССР «Спартак», командором которого был зачинатель марафонских и сверхмарафонских пробегов в Ленинграде Олег Юлианович Лось. Был победителем в группе «М50».

Самым интересным для меня был недельный «Звёздный пробег», который проходил в дни космонавтики в Москве, и был организован клубом «Парсек». Там в каждый день мы преодолевали определенный километраж, который затем суммировался. В 1986 году я занял 3 место в абсолюте, хотя был старейшим участником. В стокилометровом пробеге «Старая Русса — Новгород» показал результат 8:23:15, став первым не только среди пятидесятилетних, но и среди сорокалетних.

В сверхмарафонских пробегах я добился неплохих результатов. К 1983 году бегал марафоны из трёх часов. Лучшей формы и максимальных результатов я добился уже, когда заматерел, в 87― 89 годах. Затем пошли травмы. Я всегда всем говорил, что бегать — это полезно, но не бегайте так, как я.

Получается, что вы переусердствовали в своём увлечении бегом?

Наверное (смеётся), но я ни о чём не жалею. Я этим жил. Для меня была главная цель ― добиться хорошего результата. Причём я не очень расстраивался, если кому-то проигрывал. В своём клубе бега, несмотря на то, что пришёл я из «чайников», для своего окружения был маяком. Все говорили: «Миша может, значит, и мы можем». Не знаю, повлияло ли мое участие в марафонах негативно. С одной стороны, може,т я и надорвал сердечную мышцу, а с другой стороны, без стрессоустойчивости, выработанной на марафонах, я бы, наверное, не выдержал реэндопротезирования сустава в 2015 году.

Как думаете, вернутся ли старты в предстоящем году? Какие у вас беговые планы на ближайшее время?

Я по натуре оптимист и надеюсь, всё будет хорошо. Я бы хотел принять участие в своем постоянном пробеге Санкт-Петербурга «Пулково — Пушкин», а также в «Дороге жизни», где участвую с 1982 года. Ещё я участвовал в предновогоднем забеге в Гатчине, но сейчас с ним всё неопределённо. 

Я знаю, что вы занимаетесь и тренерской деятельностью, помогаете улучшать результаты другим бегунам. Как пришли к решению не только бегать, но и обучать бегать других?

Получилось это в значительной степени случайно, после одного из пробегов меня подвёз домой молодой человек, который, как оказалось, был моим соседом и наблюдал за моими тренировками, когда я был ещё в хорошей форме. Парень был тренером по боксу и попросил помочь улучшить результаты. У меня было достаточно марафонов позади, был опыт организаторской деятельности, наработки, полученные в беговом клубе, и уже своя методика. После этого появились ещё пару человек, которые были мне благодарны, пусть и не все из них остались в беге.

Моей главной задачей было не вести их в течение длительного времени, а научить самих себя тренировать. Лучший тренер, я считаю, это ты сам. 

Как тренируетесь сейчас?

Сейчас я не бегаю, а хожу. Потому что мои попытки бежать приводят меня к такой же скорости, а усилий тратится гораздо больше. Поэтому первые метров 80 я пытаюсь бежать, а затем иду. Каждое утро я делаю зарядку до бега. 

Со своей супругой вы встретились в 1961году. Получается, что в предстоящем 2021 году будет 60 лет, как вы вместе?

Да, мы познакомились с Галиной 15 апреля за день до моего дня рождения, и с тех пор она терпит меня уже 60 лет. Она не очень поддерживает меня в моём увлечении, ведь ей хотелось бы, чтоб муж был больше дома. Мне, наверное, потом попадёт, потому что сейчас она слышит всё это. Но что делать (смеётся)!


На итоговом вечере клуба любителей бега «Спартак». Марафонцы и примкнувшая к ним моя лучшая половина Галя Гершман

Какой бы главный совет могли бы дать тем, кто только начинает свой беговой путь?

Постепенность важна. Не бросаться в омут с головой. Набирать форму и не торопиться. Но советы легко давать и сложно им следовать. У тех, кто приходит в бег, разные интересы: кто-то хочет хороших результатов, кто-то бегает для того, чтобы быть в обществе единомышленников ― и их я тоже понимаю. 

А дальше значительно сложнее ― нужно учитывать, что с возрастом скорость перестанет расти, результаты будут снижаться. И здесь ты можешь поддерживать их, ну, может, чуточку прирасти за счёт грамотных тренировок. Вот этого некоторые не понимают.

Фото: личный архив Михаила гершмана, vk/parkrunpushkin.