Беги, Антон, беги! Как Антон Тишакин добежал до лучших результатов бегового сезона

Беги, Антон, беги! Как Антон Тишакин добежал до лучших результатов бегового сезона

Статьи

Ольга Симакина
Ольга Симакина

Все публикации автора

Имя Антона Тишакина в этом беговом сезоне звучит все чаще: первый на дистанции 5 км Московского полумарафона, третий — на полумарафоне «Белые ночи», снова первый на московском «Ночном забеге». Не исключено, что о победах спортсмена мы услышим еще не раз. О том, как помогают расти убийственные тренировки, почему не стоит бояться травм и почему не стоит пытаться кого-то удивлять, Антон поразмышлял в нашем журнале. 


Еще пять лет назад я бегал бессистемно: то два, то четыре раза в неделю. Мог и вовсе не бегать по полгода, все зависело от желания. С детства и лет до двадцати я занимался карате, затем баскетболом, но ничем серьезно не увлекался. 

В тот год, когда горели торфяники в Москве, мне было совсем тяжело. Я не мог спать, и чтобы не сидеть дома, выходил ночью на пробежку, успокаивался и затем засыпал. Со временем это пришло в систему, мне понравилось, и я уже не смог бросить. Я стал следить за бегающими ребятами и искать беговой клуб. Знакомый позвал меня в беговое сообщество под эгидой «Найк». Я позанимался там год, стал бегать три-четыре раза в неделю и решил поучаствовать в каких-то соревнованиях.

Я пришел в бег в сознательном возрасте и выбрал его потому, что он мне нравился. Чем больше ты набираешь обороты, тем меньше тебе хочется останавливаться. Это не как в детстве, когда родители все за тебя решили и привели в карате. 

Моя история с Die Hard началась, когда я узнал, что Искандер (Ядгаров — прим.) ищет людей, чтобы бегать вместе. Нас было 7–8 человек. Не знаю, какого темпа мы держались — просто сразу побежали очень быстро и много, километров двадцать. Мне было это интересно. Постепенно людей стало больше, все переросло в четкую систему. Кто-то готовился к Дайхарду всю неделю и приходил убиваться в воскресенье, а для меня это всегда был просто длительный кросс. 

В группе бегать хорошо, потому что там тебе могут помочь, направить или, наоборот, притормозить. Для кого-то решающим фактором становится плохая погода, но если знаешь, что ты не один, шанс выйти на пробежку вырастает. Не все готовы бежать двадцать пять километров в одиночку, это может быть долго и скучно — и тут компания спасает. 

Есть мнение, что не надо делать такие убийственные тренировки, но мне кажется, что если они дают рост, то продолжать точно стоит. Тем более что остальные пробежки у нас спокойные. Мы бегаем 12–13 раз в неделю, и только два из них — тяжелые тренировки. Если у организма хватает ресурсов все это переварить, то почему бы и нет?

Я долго сомневался, хочу ли я заниматься серьезно, или нужно оставить все, как есть. Спустя год тренировок с Дайхард у меня появились амбициозные планы, и я решил пойти в «Беговой монастырь» (тренировки под руководством Михаила Исааковича Монастырского — прим.). Позанимавшись с тренером, я понял, что готов работать на результат.

Травмы — это неплохо, так организм реагирует и подсказывает, где нужно остановиться или замедлиться. Главное — не форсировать события, не жалеть об утраченной форме и плавно выйти из периода бездействия.

Я ничего себе не пытаюсь доказать. Многие пишут вещи типа «я пытаюсь выйти из зоны комфорта», а я это не понимаю и ничем таким не занимаюсь. Мне нравится выброс адреналина после хорошо сделанной тренировки. Может, это заслуга группы, которую собрал вокруг себя наш тренер: ты видишь горящие глаза людей, и тебе хочется быть частью всего этого.

Ребята в Кении совсем по-другому воспринимают беговые тренировки. У нас ты переживаешь заранее, знаешь, что будет тяжело и сложно, настраиваешь себя на то, что не сможешь сделать, сомневаешься. У кенийцев все проще: собрались и побежали с улыбкой. Эти ребята работают намного больше, чем мы. Мне всегда казалось наоборот: это мы тут убиваемся. Оказалось — нет. Они очень бережно относятся ко всем, кто с ними в группе, о человеке, который бежит рядом, заботятся, как о себе. Мы же только к этому идем с переменным успехом. 

Можно гордиться теми результатами, которых ты не ожидаешь. Если бы тренер постоянно хвалил меня, это бы не стимулировало меня так, как отсутствие одобрения. Все, что пока у меня получилось, это было ожидаемо. Моя ближайшая цель — выбежать полумарафон из часа и четырех минут и получить мастера спорта. Думаю, у меня получится.

Мы с тренером никогда не бегаем на место, а стараемся показать результат. На «Ночном забеге» мы поработали в группе с теми ребятами, с которыми я тренируюсь второй год.  Нет принципиального различия в том,  кто из нас сорвал ленточку в ту ночь. Так почему было не сделать это вместе? А после я только думал о том, что мне осталось спать 4 часа, ведь утром меня ждал длительный кросс на 33 км.

Пока мне удаётся прогрессировать из сезона в сезон, но стоит учитывать, что моя беговая карьера не так велика. Ближайшая цель — это 10 км в рамках Московского марафона. Могу лишь обещать, что финиша за руки точно не будет.

Фото: Сергей Чернов, Светлана Дмитриева, а также личные архивы Антона Тишакина