«Мы работаем 15 месяцев ради 15-часовой гонки». Интервью с организатором Challenge Roth

«Мы работаем 15 месяцев ради 15-часовой гонки». Интервью с организатором Challenge Roth

Статьи

Фото: ChallengeRoth.com

Наталья Парфентьева
Наталья Парфентьева

главный редактор

Все публикации автора

Заканчивается четвёртый месяц всемирной пандемии, сфера массового спорта по-прежнему находится на вынужденной самоизоляции, и нет никакой определённости. Организаторы стартов меняют планы и формируют новую стратегию. Одни надеются на скорейшее разрешение и оптимистично ставят новые даты на осень, другие перенесли всё на 2021, третьи ушли в онлайн. И такая ситуация во всём мире. Мы решили узнать, как организаторы из Европы ориентируются в условиях пандемии, какие принимают решения.

Я поговорила с организаторами самой популярной триатлонной гонки в Европе — Challenge Roth. Здесь установлены мировые рекорды на «железной» дистанции, слоты на старт раскупаются за считанные минуты, а на 2500 участников приходится 260 000 болельщиков. Директор гонки Феликс Вальщсхёфер рассказал об организаторской депрессии, позитивном карантине, сложнейшем решении для бизнеса и неожиданной помощи от атлетов.

— Феликс, для наших читателей, которые еще не знакомы с гонкой, объясните, почему Callenge Roth — самая популярная гонка в Европе?
— Мы давно начали — ещё в 1984, у нас старейшая триатлонная гонка в Европе. Место (город Рот) совершенно не туристическое, но у нас очень хорошее расположение рядом c городами Нюрнберг и Мюнхен.

— У вас невероятное количество зрителей: за гонкой вживую наблюдают 260 000 человек!
— Если играет Бавария-Мюнхен, то у них не так много зрителей в отличие от наших соревнований. На дистанции очень много людей, как на Тур-де-Франс. Это необычно для триатлона, поэтому наши участники чувствуют поддержку на протяжении всей гонки. Сюда приезжают атлеты из более чем 90 стран, и немцы этому очень рады, потому что всё это создаёт атмосферу большого международного спортивного праздника по типу Олимпийских игр. Все жители вовлечены в событие, все рады приезду гостей. Более 1000 участников живут в семьях во время проведения соревнований. Местные жители всегда готовы принять атлетов, потому что хотят быть частью мероприятия.

— Также ходят легенды о вашем экспо.
— Это действительно огромное пространство. Мы продаем и предлагаем протестировать всевозможную экипировку. Например, плавательные костюмы можно протестировать в бассейне, который установлен прямо на экспо. Выставляются многие бренды спортивного питания, велокомпании, бренды экипировки. Покупатели приходят, смотрят, там очень привлекательные цены. Много атлетов, которые даже не участвуют, а просто приезжают на экспо. У нас организованы зоны отдыха, мы проводим много конференций. В дни экспо есть фановый забег на 5 км для женщин. Также проводится ночной забег и вечеринка от пивоваренной компании, где все участники могут примерить традиционные немецкие костюмы. Там много всего: дают бесплатное пиво, есть паста-пати. Предстартовые брифинги и церемонии награждения тоже там — на экспо.

— Расскажите про вашу команду. Сколько человек делают такое масштабное событие?
— Основа коллектива — 8 человек. Они отвечают за все направления организации: медиа, пиар, 2 девушки на регистрации, 2 на разных задачах, снабжение, маркетинг (большая часть). В подчинении у этой команды еще 35 человек. И 7500 волонтеров. Самое сложное накануне события — это организовать слаженную работу всех служб. Например, нам нужно 300 полицейских для перекрытия дорог и 900 пожарных им в помощь.

Например, есть автобан Мюнхен — Берлин. Если на автобане что-то случается, то весь трафик направляют в обход, в том числе на дороги, по которым проложена велотрасса. И нам нужно этот вариант развития событий заранее просчитать. На этот случай у нас есть 70 человек, которые быстро попадают в те зоны, куда может быть направлен трафик с автобана, и перенаправляют его так, чтобы ни одна машина не попала на трассу.

Мы должны быть готовы на случай террористической атаки. Дать указания всем, кто как действует в случае инцидента: куда едет скорая, куда идут волонтёры и т.д. Каждый год мы разворачиваем свой мобильный госпиталь на 60 коек с 4 зонами интенсивной терапии, с возможностью проводить маленькие операции и переливать кровь. У нас здравоохранение готово обеспечить медпомощью 126 000 человек. Это на случай военного положения. Но в целом, если не происходит ничего глобального, то мы можем обеспечить медицинское обслуживание участников, волонтёров и зрителей своими силами.

Все службы, включая президента федеративной республики, в курсе проведения события. Они поддерживают нас, поскольку миллионы евро стекаются в республику, они идут на отели, рестораны, магазины, бассейны и т.д. За время проведения события участники «оставляют» в республике порядка 14 млн евро. Это огромный доход. Мы работаем 15 месяцев ради 15 часов (смеётся).

— Когда же вы ходите в отпуск?
— После на 2 недели. И 2 недели перед Рождеством.

— Небольшой перерыв. А как себя чувствуете после гонки?
— Депрессивно (смеётся). Люди со всего мира приезжают к нам, это такие сильные впечатления, такое масштабное мероприятие… И вот всё закончилось. Всё сворачивается, все уезжают. Всё закрывается, офис уходит на каникулы на 2 недели. Потому что все выжатые, уставшие.

— В этом году пандемия лишила нас возможности и радости запланированных стартов, а вас и послестартовой депрессии. Какие решения вы приняли, как только поняли масштаб проблемы?
— Мы решили вернуть участникам деньги. Конечно, это очень болезненное решение. Но чем дольше мы протянули бы с решением, тем больнее это сказалось бы на всех. Мы руководствовались тем, что каждый должен быть в безопасности. И непонятная ситуация не оставила нам выбора — мы приняли решение заранее, до распоряжения правительства о запрете мероприятий в стране. Оградить наших участников от части непредвиденных обстоятельств и дать им больше конкретики — вот чего мы хотели. Например, чтобы они успели вернуть билеты. Я знаю, что в ситуации с «Аэрофлотом» чем раньше ты сдашь билет, тем больше ты получишь денег при возврате. Если ждать до последнего, многие потеряли бы деньги — мы беспокоились об этом. И поэтому мы были первым событием в Германии, которое объявило об отмене.

Феликс Вальсщхёфер
На фото Феликс Вальсщхёфер с мамой и сестрой

У нас семейный бизнес. И конкретно я принял это решение, и я за него в ответе. Наше общение с атлетами строится на доверии, и мы не бросаем их, поэтому решили вернуть деньги. Это очень сложно для компании, но мы показали, что атлеты могут нам доверять, и большинство спортсменов хорошо это восприняли.

— Государство вам помогает в этой ситуации?
— Нет. Если мы открыли регистрацию на следующий год и получаем бюджетное финансирование, то мы не можем использовать выделенные на мероприятие 2021 года деньги в этом году. Это могут посчитать за финансовые махинации и нечестное ведение бизнеса. С другой стороны, мы уже не можем получить финансирование на этот год, так как мне скажут, что у тебя деньги уже есть, мы уже заплатили. Это дурацкая ситуация. Мы руководствовались принципом «помоги себе сам». Мы не ждали и не плакались, при этом многие атлеты не попросили возврата средств, сказав, что мы можем их оставить, понимая тяжесть положения. Это стало очень хорошей поддержкой.

— Как общались с атлетами в эти месяцы?
— Мы проводили много прямых эфиров в Facebook, Instagram и Twitter, обсуждая ситуацию. Проводили конференции, опросы. Спрашивали, чего от нас ожидали, что мы могли сделать лучше. Мы в близком контакте с атлетами. Если у нас в следующем июле состоится событие, то планируем организовать автокинотеатр, где все смогут смотреть видео с гонки. Мы его арендуем. Пока до следующей гонки очень далеко, много дней, много неопределённости, собираем идеи.

— Почему вы не использовали виртуальный формат? Возможно, это могло бы помочь с точки зрения экономики.
— Многие программы типа Strava предлагали наш формат в онлайне, мы дали разрешение, но сами ничего не организовывали, потому что считаем, что занятия спортом на открытом воздухе — это совсем не то же, что виртуальный формат. Нехорошо продавать слоты на конкретные события в конкретном месте, а атлет при этом будет сидеть дома и крутить. Когда человек принимает участие в событии и, приезжая домой, говорит, как это было круто, — вот тут наша цель достигнута. А с виртуальными стартами так нельзя.

— Сейчас уже понятно, что придётся жить в новой реальности. Как вы видите гонку в следующем году? Изменится ли ваша знаменитая атмосфера гонки в связи с требованиями безопасности?
— Сегодня еще нет никаких правил для подобного масштаба соревнований. В Германии все мероприятия отменены до 31 августа, и, возможно, 1 сентября будут даны указания, как проводить события: например, будут ли нужны маски, что ещё необходимо. Ждём свода правил и рекомендаций, что будет в 2021 году. Ждём рекомендаций от правительства. Нам должно помочь то, что мы проводим событие на открытом пространстве. Атлеты приезжают семьями, и все члены семьи поддерживают, выходят на трассу. Именно из-за скопления большого количества людей и из-за отсутствия рекомендаций мы пока не понимаем, как это на нас повлияет. Но я точно могу сказать, что мы будем неукоснительно соблюдать все рекомендации правительства и Минздрава.

— У вас семейный бизнес. Насколько сложно управлять такой компанией?
— Это интересно. Я, моя мама и сестра втроём работаем даже в выходные. Все вечерние ужины в любой день мы проводим в обсуждении рабочих вопросов, и у всех нас могут быть разные мнения на один и тот же вопрос. Когда мы принимаем стратегически важные решения, мы делаем это все вместе за большим столом. Если у кого-то есть идея, а другие могут её дополнить и представить с другой стороны, работа становится более продуктивной.

— Карантин дал вам новые идеи?
 Я много читал, у меня было время много думать обо всем и конкретно о том, как нам быть в следующем году.

— Что сделаете первым делом, когда страна вернётся к прежней жизни?
— Пойду в пивной бар с друзьями (смеется). Это будет круто! Мы встретимся в офисе, будем тренироваться, обсуждать идеи. Я приглашаю всех российских атлетов на Challenge Roth!

Фотографии предоставлены организаторами Challenge Roth, отдельная благодарность Евгению Константинову за помощь в проведении интервью